Мастер взрывного дела – 5

– Или лежать. Кому не стоится!

Он специально говорил так. Плакатно. Как говорят в кинобоевиках. Их наверняка смотрели эти неудачливые убийцы. Он пытался походить на любимых ими жестокосердных героев, которые вначале семь раз стреляют, а потом один раз думают, зачем стреляли. Он пытался навести их на определенные ассоциации. С последующими, после угроз, кадрами. Это когда герой с холодной усмешкой на губах расстреливает своих врагов. Ему нужно было, чтобы они узнали в нем этого героя. И чтобы они поверили ему.

– Я же предупреждал – зря вы это.

– Ты че, мужик? – напряженно спросил шеф, опасливо косясь на отблескивающий черным воронением ствол. – Ты че, в натуре. Мы же пошутили.

– А я нет. Я без чувства юмора. Парни, медленно пятясь, пытались ретироваться с места событий.

– Куда вы? Я предупреждал. Я просил всех стоять на месте! – напомнил представитель. – На коленях стоять… – и, вскинув автомат, запустил поверх голов короткую очередь. Очень расчетливо запустил. С просвистом. Так, чтобы пули шевельнули волосы на макушках.

Непривычные к реальным боевым действиям парни присели. И так застыли на полусогнутых.

– Где оружие? – спросил представитель, поводя дулом от лица к лицу.

– Как‑кое ор‑ружие?

– Танки «Т‑80» три штуки, зенитно‑ракетный комплекс «Заря» пять штук, плюс боевые машины пехоты… – перечислил представитель заинтересованной стороны позиции прайс‑листа. – Где обещанное оружие?

– Нету, – ответил за всех шеф.

– А где есть?

– Вообще нету. Мы все придумали. Розыгрыш это был. Шутка такая.

– А как же новый образец зенитных ракет? Как же «Фиалка»?

– “Фиалка” – тоже шутка. Нет никакой «Фиалки».

– Врешь. Такие подробности придумать нельзя. Я видел тактико‑технические данные. Тебе предлагали «Фиалки». Ты предлагал их мне. Значит, они есть. Просто мы в цене не сошлись.

– Ну нет. Ну, честное слово, нет. Ну мамой клянемся – выдумали все. Чтобы денег срубить по‑легкому, – заканючили, захлюпали носами убийцы.

– Вы, может, и выдумали. А он, – показал лже‑Иванов на шефа, – нет. Он товар предлагал. Он реальный товар предлагал.

– Ну слышь, парень, отпусти нас. Мы больше не будем, – затянули обычную в таких случаях песню убийцы.

– Конечно, не будете, – согласился представитель. – Потому что не сможете… – и, повернувшись в сторону машины, закричал: – Эй! Мужик! Да, да, ты, с лопатой. Возьми там еще четыре бутылки.

– Зачем четыре? – напряженно спросили бандиты.

– Ну вас же пятеро. Всего. Одну бутылку вы дали задатком. Итого еще четыре.

– Так ты что?.. В самом деле?

– А вы мне другого выхода не оставляете…

– Что? Копать? – крикнул от машины мужик с лопатой.

– Копай, дядя. Копай.

– А этоть… можно, чтоб для экономии, одну? А то ежели на каждого – то труднее. Потому как получается всего четыре. А земля здеся суглинок, лопата трудно идеть. Цепляеть лопата. А вот ежели одну, то легше. Одну я зараз. Одна она ширше, и кидать легше.

– Ладно. Давай одну.

– А бутылок?

– Бутылок четыре…

Этот бытовой, в общем‑то, диалог убедил бандитов больше, чем даже свист пуль над головой. Бутылки за просто так платить никто не станет. Какой дурак станет отдавать водку за ненужную работу? Значит, работа нужна.

– Слышь, паря, это все он. Он нас подговорил. Мы не хотели. Ты скажи, чего сделать, чтобы нас не того. Чем помочь тебе. Мы разом…

– Ну не знаю, – пожал плечами представитель. – Водку я уже отдал. Мужик копает, старается. Что он, зря трудится? Ну вот разве только вы уговорите вон этого вашего приятеля мне правду сказать. Насчет товара. Тогда может быть.

– Уговорим. Да уговорим! Он мужик понятливый, – загомонили бандиты. – Ты только разреши! – и бандиты, подобострастно улыбаясь, поползли в сторону своего недавнего главаря.

– Ну что, разрешить? – спросил лже‑Иванов. – Или, может, так вспомнишь?

– Ладно. Твоя взяла, – зло сказал шеф, – есть оружие.

– Это я знаю, что есть. Ты скажи, где есть. И у кого есть.

– Говори! – зарычали бандиты. – Говори, гад! Пока он согласен. Или мы из тебя все жилы… Говори!!!

– Город Новоковровск. От вокзала недалеко. Дом там бревенчатый…

– Адрес!.

– Привокзальная, пять. Спросить Федорова.

– А ты часом не ошибся?

– Не ошибся я.

– Смотри. Если что не так, если ты что‑нибудь вдруг перепутал, то я вернусь. Не один вернусь. С друзьями. И любого из вас, кого первого встречу, подвешу. За… язык. Промахнулись вы, ребята. В такую историю вляпались. Таким людям дорогу перешли, что лучше бы мне вас здесь пристрелить. Чтобы не мучиться.

– Не ошибся? – с угрозой переспросили парни.

– Да вы что? Нет, конечно! Привокзальная, тридцать пять.

– Ты же говорил: пять.

– Я говорил?

– Ты! Гад!

– Ну, может, запамятовал чуток.

– За такой чуток…

– Тридцать пять! Ну точно, тридцать пять! Ну честное слово! Теперь точно! – заорал шеф, закрываясь от наступающих на него подчиненных.