Мастер взрывного дела – 5

– Открывай, – крикнул, высунувшись из окна, водитель.

Сержант лениво надавил на загруженный конец шлагбаума.

– Проезжай.

За первым поворотом от шлагбаума открылся полигон. Типичный, с разрушенными и наполовину растащенными по окрестным деревням постройками.

– Где он? – заерзал на сиденье посланник шейха.

– Вот он, – показал продавец на укрытый зеленой маскировочной сетью бугор. – Давай.

«Солдаты» споро скатали сеть. На бетонной смотровой площадке стоял он. Танк «Т‑80». Видно, что новый. Что чуть не только что с конвейера. И даже запасные траки, висящие на передке, покрашены.

– Нулевая эксплуатация, – не удержался, похвастался продавец. – Будете смотреть?

– Хотелось бы в деле.

– Ваше право. Позови‑ка сюда водителя! – крикнул он стоящему ближе солдату.

Тот отбежал в ближайшие кусты. И вернулся с человеком в новеньком танкистском комбинезоне. И даже с закатанной в пластик визиткой, закрепленной на нагрудном кармане с помощью специальной прищепки. Вот что значит высокая культура обслуживания и борьба за клиента.

Правда, фамилии и уж тем более телефона на визитке не было. Только имя и отчество. Геннадий Федорович.

– Наш механик‑водитель. И консультант по такого рода технике. С удовольствием ответит на любые вопросы, касающиеся тактико‑технических характеристик и устройства данной машины.

– Можно вопросы потом? Хочется увидеть, каков он на ходу.

– Вам со стрельбой или как? – спросил механик‑водитель.

– А что, можно со стрельбой?

– Конечно. Демонстрационные испытания предусматривают отстрел двух снарядов и двух пулеметных лент. Правда, мы стараемся обходиться без этого, чтобы население не тревожить. Но если вы настаиваете…

– Нет‑нет, что вы, – стал отказываться представитель. – Совершенно не обязательно.

– Ну тогда, я думаю, мы ограничимся имитационным отстрелом и ходовыми испытаниями.

Геннадий Федорович залез в танк и резко сорвал его с места.

– Идемте на трибуну. Там будет видно гораздо лучше, – предложил продавец, подавая в руки покупателя десятикратный бинокль.

С оставшейся от былых времен трибуны видно было действительно лучше. Командование полигона знало толк в подобного рода зрелищах. И умело обеспечить своему вышестоящему начальству наиболее выигрышную точку обзора.

– Я начинаю, – передал по рации механик‑водитель.

Далее ведомый им танк разгонялся вперед, осаживал назад, вертелся на месте и вертел башней, вспархивал на искусственные холмы, взбирался на воздвигнутыe на его пути препятствия, обрушивался в рвы и тут же выбирался из них, тонул в непролазных лужах и непонятно каким образом выплывал на поверхность.

Продавцы не дурили. Продавцы предлагали настоящий товар, который стоил запрашиваемых за него денег.

– Ну что? Будете брать?

– Буду! – твердо ответил поверенный шейха в закупках военного имущества.

– Вам завернуть? – спросил продавец и показал на маскировочную сеть.

– Заверните!

Танк быстро накрыли сетью.

– Вот документы, – кивнул продавец на объемный деревянный ящик, стоящий чуть в стороне, – исходные данные, чертежи. Чертежи по отдельным деталям. Схемы. Если бы вы заранее предупредили о стране эксплуатации, мы бы могли перевести основную документацию на язык эксплуатирующей стороны.

– На любой язык?

– Нет, не на любой. На семь наиболее употребимых языков.

– Может, вы и гарантию даете? Как на холодильник.

– Нет, гарантию не даем, – улыбнулся продавец. – Гарантию дает ВПК – военно‑промышленный комплекс. Очень надежную гарантию, которой, в отличие от выпускаемого ими же ширпотреба, можно доверять. Ну что? Будем считать образец принятым? Или есть какие‑то рекламации? Или замечания? Или пожелания по окраске?

– Окраску тоже можно менять?

– Можно. Кроме данной, предусмотрен полярный, пустынный и субтропический варианты. По желанию заказчика. Окраска входит в предпродажную подготовку.

– Круто вы тут развернулись.

– Что поделать. Конкуренция. Кто не научится работать с клиентом, кто не научится ему нравиться – тот проиграет рынки сбыта. Приходится перестраиваться.

– С кем конкуренция? При такой‑то организации дела!

– По‑разному. В том числе с Росвооружением. Хотя они об этом и не знают. Ну так что? Перекраска требуется?

– Нет! Не требуется! Заберу как есть…

Расчет производили в том же гостиничном номере. Продавец взрезал несколько взятых наугад долларовых пачек, вытащил из них несколько сотенных купюр и посмотрел их на свет.

– Все в порядке?

– Все в порядке. Куда доставить товар?

– А как вы его обычно транспортируете?

– Обычно мы траспортируем до страны назначения. Или до указанного вами окна на границе. Но бывают случаи, когда покупатели сами увозят приобретенный товар. В этом случае мы предоставляем большегрузный прицеп, маскировочный кожух и сопроводительные документы. Мы, знаете, заинтересованы, чтобы товар уходил тихо. Вы как предпочитаете?

– Я предпочитаю сам.

– Тогда мы рекомендуем вам воспользоваться водным транспортом. На баржах танк практически незаметен. Особенно если засыпать его песком, опилками, щепой или землей. Но лучше всего навозом.

– Почему навозом?

– В навоз никто не полезет. Побрезгует.

– А где его взять? В таком количестве?

– На любой ферме или свинокомплексе. Они только рады будут избавиться от накопленного дерьма.