Мастер взрывного дела – 5

– Здесь вы, возможно, правы. Ни милиция, ни Безопасность не могут рисковать такими деньгами. И найти такие деньги тоже не могут. Я думаю, что в первый раз вы действительно представляли интересы того, для кого покупали товар. Но что делать в этот раз?

– Попробовать поверить друг другу. Тем более что речь идет пока лишь о предварительных переговорах. В дальнейшем вы будете иметь возможность познакомиться с покупателем лично, получив приглашение в его или любую другую страну. Такой выход из положения вас устраивает?

– Такой – устраивает.

– Но до того, как вы сами понимаете, я должен убедить покупателя в реальности ваших возможностей По данному виду товара. В том, что интересующие изделия доступны вам.

– Но ведь вы обратились именно к нам?

– Да. Потому что я был вашим клиентом. Потому что узнал вашу фирму с самой лучшей стороны и поверил в ваши возможности. Что, впрочем, не исключает моих поисков по другим направлениям.

– Это понятно.

– И естественно. Если говорить о здоровой конкуренции.

– А вы не пробовали поискать требуемый вам товар в других странах?

– Мои заказчики отсматривали возможность поиска товара в других странах. Но их слишком мало. Их всего пять. Три отпадают сразу. Потому что законопослушны. И сыты. Их чиновникам не нужны деньги за счет риска потери свободы и положения. Остается две. Вы и Китай. В Китае изделий данного класса мало. Но, главное, в Китае не церемонятся с бизнесменами, покушающимися на вооружение, которого им самим не хватает. Их расстреливают. Поставив на колени. Из карабина в затылок. В одной компании со всеми, кто был в этой торговой операции задействован. Без оглядки на их должности, звания и связи. Китай – централизованное государство. В Китае очень трудно с подобного рода бизнесом.

С подобного рода бизнесом легко у вас, потому что вы – страна безвременья. Еще не законопослушны. Но уже не централизованы. В вашей стране нет хозяина. И нет закона. И поэтому все продается и покупается.

Покупается теми, кому нужен товар. И продается теми, кому нужны деньги. Мои заказчики выбрали вас.

– Ну что ж, они достаточно логично обосновали свой выбор. Мы попробуем что‑нибудь для вас сделать. Хотя ничего не обещаем. Мы не выполняли подобного рода заказы.

– Совсем не выполняли?

– Почти. Почти совсем. Но мы имеем некоторые соображения по данному вопросу.

– Когда мы сможем согласовать условия сделки?

– Не раньше, чем мы будем уверены, что можем достать запрашиваемый товар.

– То есть мои заказчики могут надеяться?

– Могут надеяться. И могут продолжать искать в других направлениях. Потому что никаких гарантий мы дать не можем. Мы можем лишь обещать навести справки…

С представителем одной неназванной средневосточной страны говорил не рядовой коммивояжер, мечтающий спихнуть ему имеющийся у него товар, но и не главный продавец. С ним беседовал приближенный к главному продавцу эксперт по оружию и по людям, которым требовалось оружие. Его привлекали для экспертизы только самых серьезных и самых перспективных сделок. Вроде той, что была предложена.

– Как твои впечатления от покупателя? – спросил Мозга вернувшегося из недалекой командировки эксперта.

– Мне кажется, покупатель внушает доверие. Он Достаточно адекватен в формулировании условий сделки. Убедителен в поведении. Он подтвердил свои коммерческие возможности в предыдущей сделке. Он купил достаточно серьезный товар и не доставил нам никаких осложнений. Он не похож ни на афериста, ни на агента Безопасности. Его не интересовало, откуда мы берем товар. Его интересовал сам товар. Как и в первом случае. Мне кажется, он действительно тот, за кого себя выдает. И ему действительно нужен тот товар о котором он говорит.

– Атомное оружие?

– Атомное оружие!

– Это уже второй заказ за последние полгода, – задумчиво сказал Мозга, – похоже, атомные бомбы становятся популярны, как автоматы Калашникова. Зачем им всем атомные бомбы? Ведь их нельзя применять. Зачем вообще атомное оружие, если его невозможно использовать по прямому назначению?

– Для повышения собственной значимости в глазах всего остального мира. Это как в драке. Где авторитет тем выше, чем длиннее кол ты успел подхватить.

– Но колом бьют. По голове.

– Или угрожают. И тем достигают желаемого результата. Атомное оружие – тот кол, которым не бьют но очень активно размахивают. И выигрывают драки, ни разу не пустив его в ход. Наличие атомного оружия переводит их владельцев совсем в другую категорию, В категорию владельцев атомного оружия! И к ним начинают прислушиваться. Что бы они ни говорили. И чего бы ни требовали. Для этого им нужна бомба. Для того, чтобы их слышали. И слушали.

– Я понял, – сказал Мозга. – Бомба – аргумент. Весомый аргумент в международных спорах. Или просто в спорах…