Мастер взрывного дела – 5

– Видно, кто‑то не взял. Раз рапорта рассылает.

– Там не взял, значит, в другом месте взял! Нынче чистых нет! Кто этот полковник? Под чью дуду пляшет?

– В том‑то и дело, что никто. И на первый взгляд не пляшет. Я навел кое‑какие справки – никаких прямых связей не просматривается. Просто разведка. Просто полковник.

– А рапорт?

– В порядке надзора за чрезвычайными происшествиями в войсках.

– Ты что, хочешь сказать, он по собственной инициативе?

– А вдруг?

– Вдруг только петух на курицу вскакивает! В нашем деле «вдруг» не бывает! Но если даже и «вдруг», то кто‑то очень хитро этим «вдруг» распорядился. И очень правильно, учитывая сложившийся расклад сил.

– Ну и что будем делать? Не обращать внимания?

– Не обращать нельзя. Заклюют. Скажут, раз молчат – значит, рыло в пуху. Значит, во всем этом косвенно замешаны.

– А если начать копать, то можно до такого докопаться…

– Тоже верно. Но не прореагировать нельзя. Неподвижную мишень расстреливать проще. Надо прореагировать! Только так, как они не ждут. Надо контратакой прореагировать, о которой они ни сном ни духом которую они в данной ситуации меньше всего предполагают. Как Суворов. Они нас в гриву, а мы их в хвост. Если уж драка, то надо драться! Давай так – ты пишешь на рапорте свою резолюцию насчет того, что считаешь необходимым разобраться… Я добавляю свою «Разобраться самым тщательным образом. Доложить в недельный срок». И направляем на места кого‑нибудь из наших. Не может быть, чтобы у них во всех делах все гладко было. Где‑нибудь обязательно гнилые нитки попали. Шили‑то дело наспех. Зацепимся – всю пирамиду развалим. Полковника того – к ответу. На журналиста – в суд. И поглядим, кто за них в драку полезет. Кто полезет – тот и «крыша». С тем и договариваться.

И еще на всякий случай разберись во всех наших делах. Чтобы – комар носу… Фирмы переведи с ближних родственников на дальних. Текущие сделки притормози.

– Но у нас сроки, обязательства…

– Я сказал, притормози! Жадность, она хороша в меру. Когда корабль тонет, золотые дублоны по карманам не распихивают. Чтобы ко дну не потянуло. Чтобы на плаву остаться. Если что – плати неустойки. Не обеднеем. Нам бы только узнать, из какого НП атаку направляют. Нам бы только направление главного удара определить. А там сообразим, перегруппируемся, зацепимся за плацдарм, подтащим резервы, контратакуем и разовьем наступление. Ничего, не впервой. Прорвемся…

К все еще пребывающему под следствием по поводу пропажи с вверенного ему склада артиллерийских снарядов прапорщику Игнатьеву прибыл очередной следователь. Из самой Москвы прибыл. Из Минобороны.

– Где подследственный? – спросил он.

– На хозработах.

– На каких хозработах?

– На строительных. То есть я хотел сказать, на строительстве вспомогательных помещений.

– Да вы что? Как может быть, чтобы подследственный выходил из камеры, кроме как на допрос? Да еще где‑то что‑то строил? Вы что, порядка не знаете?

– Мы, конечно, знаем, но квалифицированных рабочих рук катастрофически не хватает. Приходится выкручиваться…

– Приведите его сюда.

– Когда?

– Немедленно приведите!

– Немедленно невозможно. Он не на территории строит…

– Как так не на территории? Вы что, его за забор выводите?

– Рабочих рук не хватает…

– Когда вы его сможете доставить?

– Через сорок минут.

– Что же вы его так далеко загнали? Ладно, подгоните сюда машину, я сам к нему подъеду. Посмотрю, чего он строит.

– Я бы не рекомендовал. Там дорога, и вообще…

– Какая дорога?

– Очень плохая дорога. Грязь. Колдобины. Трясет очень…

– Ничего, я тряски не боюсь. Где этот объект?

– Он, понимаете ли, не вполне объект. То есть не в полном смысле объект. Хотя, конечно, объект…

– Перестаньте наконец мямлить. И отвечайте: что и где строит подследственный?

– Печь строит.

– Какую печь?

– Кирпичную. В бане кирпичную печь. В моей бане кирпичную печь…

– Что?..

– Понимаете, у меня служба, круглые сутки на работе, руки не доходят. Кирпич разворовывают. А тут такой случай. Каменщик квалифицированный. Хоть и любитель. И именно по печам. Я попросил. Он с удовольствием. Вы не думайте, я всю работу как положено. Согласно смете. И опять же усиленное питание. Подследственный очень доволен. Вы же знаете, как у нас кормят…

– А вы не боитесь, что он сбежит?

– Никак нет. Я вместе с ним наряд охраны направил. Ну, чтобы с кирпичами подмогли… То есть я хотел сказать, чтобы наладили охрану объекта. Ну, то есть дачи моей… Десять бойцов. Естественно, по их личной просьбе и в свободное от основной службы время…

Все понятно. Обычное для армии дело. Особенно там, где ведется интенсивное дачное строительство.

Через час подследственного Игнатьева доставили к следователю. Подследственный был слегка испуган и слегка пьян. Несмотря на проведенную с ним по дороге оздоровительную работу.