Мастер взрывного дела – 5

– Тогда давайте поступим следующим образом, – предложил Посредник. И вытащил из кармана небольшой диктофон. – Я повторю свою просьбу. Вы повторите свой отказ. Затем мое начальство по своим каналам встретится с вашим начальством. Если в результате этой встречи Президент решит, что вы были правы, препятствуя нашей встрече, меня лишат квартальной премии. Если Президент решит, что ваша самодеятельность принесла ощутимый урон государственным интересам и лично ему, вас тоже чего‑нибудь лишат. Договорились?

Доверенное лицо с ненавистью глянуло в глаза не соблюдающему придворный этикет посетителю.

– Итак, я повторяю свою просьбу – мне необходима срочная встреча с Первым, – сказал Посредник.

– Хорошо, я сообщу о вашей просьбе Первому.

– Спасибо за честно исполненную службу…

Встреча состоялась через двадцать минут. Встреча была короткой.

– Здравствуйте – сказал Президент.

– Здравствуйте, – ответил на приветствие Посредник.

– Что вы хотели мне сообщить?

– Проведенное нами оперативное расследование подтвердило вероятность продажи российского атомного оружия в третьи страны.

– Что значит вероятность? Вы должны были установить факт продажи. Или доказать его невозможность.

– Мы установили его возможность. Возможность утечки из хранилищ Министерства обороны.

– Вы в этом уверены?

– Мы не предлагаем непроверенную информацию.

– Мне необходимо встретиться с работниками, проводившими данную проверку. И пришедшими к таким выводам. Сообщите, что я приглашаю их послезавтра…

– Этого сделать нельзя.

– Что нельзя?

– Нельзя встретиться с работниками, проводившими следственные мероприятия. Наша организация имеет особый статус и работает в режиме повышенной секретности. Контакты работников нашей организации с посторонними людьми запрещены.

– Я не посторонний человек! Я Президент страны!

– Вы не служите в нашей организации.

– И что?

– Значит, с точки зрения обеспечения режима секретности вы такой же посторонний человек, как и все.

– Я не как все. Я Президент!

– Вы выборное должностное лицо государственной номенклатурной иерархии. Высшее должностное лицо, но которое сменяется раз в четыре года. А это значит, что каждые четыре года возможна утечка информации. Ибо бывший Президент после ухода в отставку становится просто гражданским лицом. Иногда не в меру болтливым лицом, которое пишет мемуары и дает интервью.

– Мне не нравятся службы, работу которых я как Президент страны не могу проверить.

– Вы можете проверить работу нашей организации. Но по особому регламенту. С назначением особых доверенных лиц. И без контактов с низовым исполнительным аппаратом.

– Но я могу встретиться с вашими руководителями?

– Можете. При крайней необходимости, которая в данной конкретной ситуации отсутствует. При этом при уходе в отставку Первого будет неизбежно проведена смена руководителя организации.

– Суровые у вас порядки.

Посредник промолчал.

– Получается, что я должен верить вам на слово?

– Нет. Вот подтверждающие мои слова доказательства, – сказал Посредник и передал Президенту лист бумаги. – Это шифрокоды пропусков одного из ядерных хранилищ. Мы получили их у людей, торгующих атомным оружием. В настоящий момент прорабатывается возможность приобретения отдельных образцов оружия.

– Неужели у нас возможно купить даже атомную бомбу?

– Возможно. Сегодня у нас возможно купить все.

– У «папы» гость! – доложили начальнику президентской охраны.

– Какой гость? – не сразу понял тот.

– Тот, который вас интересует. По крайней мере очень похож на него.

– Немедленно включите микрофоны.

– Микрофоны включены.

– И что?

– То же, что в прошлый раз. В помещении работает мощный генератор помех. Мы слышим только шумы.

– Включите подавитель помех. Фильтры. Попробуйте отработать другие диапазоны.

– Пробовали. Ничего не выходит. Мы не можем пробиться через поставленный им экран.

– Сволочь! У него техника не хуже нашей! Откуда у него такая техника?

Операторы пожали плечами. Честно говоря, они не знали даже, откуда взялась техника, на которой работали они. Она даже официальных инвентарных номеров не имела и на балансе службы безопасности Президента не числилась.

– Что‑нибудь можно сделать, чтобы узнать, что там происходит? – спросил начальник охраны.

– Нет, мы исчерпали все технические возможности.

– Значит, у вас дерьмовые технические возможности! – зло сказал главный телохранитель. – Или вы никуда не годные специалисты. Или…

Операторы молча наблюдали пустые экраны мониторов и внимательно слушали звучащие в наушниках душераздирающие визги и писки, которые звучали более приятно, чем хорошо поставленный голос непосредственного начальства.

– Симанчук! – громко крикнул начальник охраны в переносную рацию, совершенно забыв, что в радиопереговорах Симанчук обозначался как «Третий». – Симанчук! Отвечай, мать твою!

– Третий на связи!

– Третий? Слушай меня внимательно, Третий. Если не хочешь стать Четвертым. Или Десятым. Подымай своих бойцов и перекрывай известные тебе направления. От второго помещения и вплоть до внешнего периметра перекрывай. И чтобы муха не проскочила! Каждую щель заткни. Вплоть до слива в умывальнике в женском туалете!..

– Есть перекрыть все направления! – повторил приказ Третий. Переключил радиостанцию и продублировал полученное распоряжение в низы. – Всем внимание. Готовность номер один. Занять исходные позиции возле второго помещения. Быть готовым к отслеживанию объекта…