Мастер взрывного дела – 5

В три последующих дня полковник вылавливал облюбованных им свидетелей в самых неожиданных местах – в столовой, солдатском сортире, в спортзале… И узнавал то, что хотел узнать, с помощью простейших, но очень действенных методов. С помощью запугивания.

– Когда у тебя дембель?

– Через полгода.

– Боюсь, ты ошибаешься. Или просто считать не умеешь. Что у тебя в аттестате по математике?

– Тройка.

– Ну вот. Значит, просто в подсчетах ошибся. Но я тебе помогу. Научу считать правильно. Возьмем за основу твои полгода. Затем вспомним, что ты три месяца назад рядовому Машкову в челюсть заехал. Сильно заехал. Так что ему пришлось восемь швов накладывать. Итого, если доводить дело до трибунала, еще года полтора дисбата. Плюс безобразная пьяная драка с прапорщиком Михеевым, которую он тебе забыл. Но может вспомнить в любой момент, если его об этом попросить. Мне попросить. Значит, еще как минимум год. Итого в общей сложности набегает три года исправительно‑трудовых лагерей; Или два года дисбата с дослуживанием оставшегося полгода в родной части.

Вот как считать надо. А не изобретать какую‑то свою особую высшую математику. Ведь, поди, не Лобачевский. Чтобы прибавлять к двум два и получать один. Три получается. Как минимум три года. Если больше ничего не прибавлять.

Так что покупай новый календарь. Вернее сказать, три календаря. И накалывай первую цифру. Начиная с завтрашнего дня. Тебе еще о‑ох сколько служить… Или… Или вспомнить то, что ты по слабости памяти подзабыл. Например, кто и по какой причине стрелял в рядового Синицына.

Кто? И по какой причине?

 

Глава 46

 

– Ваши документы! – придержал сержант рукой пытавшегося сесть в троллейбус пожилого, с седой бородой гражданина. С боков придвинулись еще двое рядовых милиционеров. И еще два выглянули из стоящего неподалеку автомобиля.

– А что такое? – спросил гражданин.

– Ничего особенного. Просто мне необходимо проверить ваши документы.

Гражданин предъявил паспорт. Фотография на нем соответствовала оригиналу. Печати и росписи – на том месте, где им положено было быть. В том числе штамп прописки. Но милиционер тем не менее сложил паспорт и засунул его во внутренний карман кителя.

– Пройдемте со мной.

– Зачем с вами?

– Уладить небольшую формальность.

– Но на каком основании?..

– Вы похожи на одного находящегося в розыске преступника. Мы только справимся о вашей личности по месту проживания и сразу же отпустим.

– Но меня ждут!

– Идите, – сказал сержант и, цепко ухватив старика за руку, потащил к стоящей возле тротуара машине.

Упирающегося гражданина втолкнули в «багажное» отделение патрульного «УАЗа». Туда же влез один из милиционеров. Что было очень странно. Так как для блюстителей порядка предназначался салон, «багажник» – исключительно для задержанных.

– Поехали, – сказал сержант водителю. В отделении милиции гражданину вывернули карманы. И нашли еще один паспорт. На другую фамилию и с другой фотографией. Идентичной той, что предъявлял полчаса назад внутренней президентской охране неизвестный визитер.

Третий перезвонил начальнику охраны.

– Ничего не предпринимайте. Ждите меня, – приказал тот. – И глаз с него не спускайте. Ни на одно мгновение!

Через несколько минут «Мерседес» с правительственными номерами подрулил к отделению милиции. Начальник отделения, ломая ноги, ринулся к входу, по дороге загоняя неряшливо одетых милиционеров в кабинеты. Отделение загудело как пчелиный улей, куда случайный медведь запустил свою волосатую лапу.

Впрочем, так оно и было. В сравнении с начальником президентской охраны просто милиционеры были даже не пчелами. Были мелкой, от которой досадливо отмахиваются или которую по неосторожности прихлопывают, мошкой. Гнусом.

– Китель мне! – распорядился главный телохранитель.

Начальник отделения потянул с тела свой подполковничий китель.

– Где он?

Работники президентской охраны, отодвигая в Стороны милиционеров, прокладывали путь к кабинету, где находился задержанный.

– Здравствуйте! – сказал вошедший в кабинет подполковник.

Старик привстал со стула и слегка наклонил голову.

– Мне необходимо с вами побеседовать. Старик недоуменно пожал плечами. Подполковник взял один из паспортов и раскрыл его.

– Это вы?

– Я.

Подполковник раскрыл второй паспорт.

– А это, конечно, ваш внук?

– Внук.

– Вы очень похожи, – сказал подполковник, – так похожи, что, мне кажется, это одно и то же лицо. Например, если прилепить на этот портрет бороду. Или отлепить ее от этого лица.

Подполковник очень быстро наклонился, уцепился пальцами за бороду и резко дернул ее вниз. Борода осталась у него в руке.

Перед ним на стуле сидел Посредник.

– Вызовите сюда кого‑нибудь из отделения. Пусть составят протокол о задержании неизвестного, – порядился подполковник.

– Зря вы это, – сказал Посредник.

– Что зря? Задержали неизвестного гражданина, Имеющего два паспорта и наклеенную бороду? Тем более это не мы задержали. А милиция, которой мы не указ.

Посредник молчал. Потому что говорить было совершенно не о чем. Все его разговоры закончились.