Миссия выполнима – 8

– Имеет ли смысл скрывать то, что я все равно узнаю? От других узнаю, как узнал твой адрес.

Подумай, кого ты защищаешь – хозяев, которые за твой счет набивают карманы, сами при этом не рискуя? Они подставили тебя, послав сюда, а ты их выгораживаешь. И даже готов ради их благополучия пожертвовать своими детьми!

Неужели они тебе важнее твоих детей?..

И многие начинали говорить без сыворотки.

Первыми – бывшие бойцы генерала Крашенинникова. Которые в это дело ввязались не по своей охоте. Которых, чтобы завербовать и повязать кровью, заставили расстреливать в тире, вместо мишеней, своих бывших однополчан.

Им хранить молчание было вовсе глупо. Они получили шанс отомстить своим обидчикам. Хоть так, хоть после своей смерти…

Они нарушили молчание.

– Лагерь находится…

Фамилия командира…

И другого командира…

И еще в часть приезжал один тип…

– Кто конкретно? Что он делал? Что говорил? Опишите его внешность, особые приметы… Вопросы множились.

– В каких операциях вы принимали участие?..

– Где получали оружие?..

– Боеприпасы?..

– Сколько вам платили за операцию?..

И частные, не относящиеся к расследуемому делу вопросы. Про тот первый вертолетный десант. Про бой возле части генерала Крашенинникова, где погиб Помощник.

– Так это были вы? Вы?..

Это были они, причем были с двух сторон. Были те, что пытали Помощника в подвале казармы, и те, что, прикидываясь “кочками”, пытались взять его в плен во второй раз, расстреливая из снайперской засады первых. Тогда они были еще не вместе, тогда они были порознь.

И Резидент не преминул разыграть вновь открывшиеся факты.

– Они же стреляли в вас тогда, после взрыва! Возможно, стреляли в тебя. Убили твоих друзей. А ты…

И языки развязывались все больше…

Если люди размыкают рот, закрыть его им уже невозможно. Уже бессмысленно.

Заканчивался одиннадцатый час видеозаписи, когда информация стала иссякать, когда пошли повторы. Это значило, что пленники сказали все, что знали. И перестали быть нужными.

– Что с нами будет? – спросили они.

Хотя знали, что будет. Сами не раз ходили за “линию фронта”, брали “языков”, “потрошили” и, “выпотрошив”, ликвидировали.

– Мы можем написать домой?

– Можете… – секунду помедлив, ответил Резидент. – Я опущу ваши письма в почтовый ящик.

И это было единственное, что он мог для них сделать. Только это.

– Дайте им бумагу и ручки и… после разберитесь с ними, – приказал Резидент офицерам‑отставникам.

– Но мы не можем, ведь они безоружны, – тихо возразил кто‑то из офицеров.

– Тогда они вас! – жестко ответил Резидент. – А потом все равно их!..

Он не ушел, хотя очень хотел уйти, он дождался, когда все закончится. Он должен был лично убедиться, что его тылы чисты.

Должен был снять все на пленку.

Чтобы показать запись офицерам. И предупредить их о возможных последствиях.

“Сволочь! – подумали офицеры. – Редкостная сволочь! Но платит хорошо, платит щедро. Платит, как никто никогда не платил!”

– Надеюсь, все всё поняли? – спросил Резидент.

– Да поняли, не дураки.

– Тогда приберите здесь. И… можете быть свободны…

Операция была завершена. Фактический материал собран. Фактического материала было более чем достаточно. И теперь с ним нужно было что‑то делать.

Вот только что?

Проще всего послать информацию в Контору.

Куда он нечто подобное уже посылал. И толку вышло чуть.

И теперь нет никакой гарантии…

Так, может, взять ответственность на себя? Потому что в этом государстве рассчитывать на кого‑либо еще не приходится. И, наверное, так и должно быть – за свою страну каждый должен отвечать сам. И сам расчищать завалы…

Может, так?..

Наверное, так!

Правда, одних только своих возможностей для этого будет недостаточно. Но можно задействовать чужие. Можно задействовать силы заговорщиков. Против заговорщиков.

А почему бы и нет? У них силенок побольше будет.

Пожалуй, так и надо… Пусть пауки жрут пауков…

 

Глава 47

 

В редакцию одной очень известной и популярной в стране газеты на имя главного редактора пришла ценная бандероль.

В бандероли было письмо и была аудиокассета.

В письме сообщалось о заговоре, который якобы организовали офицеры Министерства обороны с целью подчинения себе ряда промышленных предприятий. На кассете были смонтированы отрывки каких‑то довольно невразумительных показаний. И еще была статья с хлестким названием “Рэкет по‑армейски”, которую неизвестный отправитель просил опубликовать в газете.

Статью в номер не дали, но ее, как водится, обсуждали в курилках редакции, в коридорах, в буфете и где только не обсуждали. И потому ее содержание стало известно всем.

Отчего на следующий день в кабинет главного редактора заявились крепкие, в одинакового покроя костюмах парни и предложили отдать им письмо и кассету.

– На каком основании? – возмутился главный редактор. – У вас есть санкция прокурора?