Миссия выполнима – 8

– Есть. Вот она, – показали парни пистолет сорок пятого калибра. Со стороны дула.

– Но это произвол, – уже гораздо тише сказал главный.

– Нет, всего лишь выемка.

Главный отдал письмо, отдал кассету и отдал конверт.

На чем эта странная история исчерпалась. И скоро забылась. И никак не связалась с рядом других, не имеющих отношения к газетному делу, происшествий. С пропажей граждан, о которых заявили в райотделы милиции их родственники.

– Может, он просто запил? Или по бабам загулял? – предположили милиционеры.

– Что вы такое говорите?! Его уже больше недели нет!

– Ладно, ладно, поищем…

Пропавших отцов семейств поискали и не нашли.

Много недель позже в Чечне была случайно обнаружена братская могила с обезглавленными, с отрубленными кистями рук мужскими трупами. Определить, кто они – боевики или федералы, было затруднительно – на телах не было никакой одежды, не было посмертных жетонов, места, где предположительно могли быть татуировки или шрамы, кто‑то вырезал.

Неопознанных мертвецов невозможно было использовать в пропагандистской войне ни с той, ни с другой стороны, и поэтому к ним все потеряли интерес. Трупы сняли на видеопленку, описали, перезахоронили и скоро о них забыли. Кого можно удивить на войне трупами?

Еще некоторое время спустя, когда дела были закрыты, родственники пропавших без вести обнаружили в почтовых ящиках конверты. В которых были письма от их исчезнувших мужей, сыновей и любимых!

В коротеньких, на скорую руку написанных посланиях они просили о них не беспокоиться, просили о них помнить, просили у всех прощения и в последней строке всех целовали, обнимали и со всеми прощались…

Штампов на конвертах не было, откуда и кем они были присланы, установить было невозможно. Да, честно говоря, никто ничего устанавливать не пытался…

И был еще ряд событий, которые связать с предыдущими двумя не смог бы уже никто. Вернее, не события, а скорее их отсутствие. Сразу после того, как в редакцию известной газеты пришла бандероль, а в милицию поступили заявления о пропаже мужей и отцов, прекратились наезды на несколько сотрудничавших с оборонкой заводов. До того директорам звонили и им угрожали, а тут вдруг шантажисты исчезли. Совсем исчезли…

Объяснить, почему это произошло, директора не могли. И никто не мог. А те, кто мог, предпочитали помалкивать. Потому что общеизвестно, что молчание золото. Но не всегда золото Иногда больше, чем золото. Иногда молчание – это жизнь…

 

Глава 48

 

В текущей почте был очередной, уже ставший привычным, чистый, не имеющий штампов и адресов, конверт. “Их” конверт.

В конверте – такой же стерильно чистый, без печатей, обращений и росписей лист бумаги, где сообщалось о том, что дело об офицерском заговоре закрыто в связи с ликвидацией заговорщиков.

И все. Без каких‑либо подробностей.

Президент, позвонив по контактному телефону, вызвал Посредника.

Он уже не удивлялся тому, что лично сам, никому не перепоручая, должен звонить какой‑то Марье Ивановне и должен называть пароль. Он уже привык.

Посредник прибыл на следующий день.

– Я хочу знать подробности этого дела, – показал Президент на присланный конверт.

– Я не знаю деталей.

– А кто знает?

– Тот, кто отвечал за разработку данной темы.

– Кто отвечал?

– Не знаю…

Не получалось у Президента наладить контакт с подчиненной ему службой. Не допускали они его к себе. К чему он тоже уже начал привыкать. Но с чем не желал мириться.

– Я хочу с ним встретиться! Посредник покачал головой.

– Мне кажется, вы не понимаете, с кем разговариваете!.. – начал горячиться Президент.

– Почему не понимаю? Понимаю. Вы – Президент, – просто сказал Посредник.

– Тогда почему вы отказываете мне во встрече?

– Вам никто ни в чем не отказывает, – подчеркнуто спокойно и предельно уважительно сказал Посредник. – Просто интересующий вас человек в настоящее время находится вне пределов досягаемости. Находится в командировке. Но я готов ответить на все интересующие вас вопросы.

– Вы не хотите мне его показывать?

– Мы не можем хотеть или не хотеть. Существуют определенные правила, регламентирующие порядок наших встреч с должностными лицами различного уровня…

– Но вас ведь я вижу! – перебил Президент.

– Моя должность позволяет мне вести подобного уровня переговоры. Я Посредник…

“Какой же ты посредник, если никого ни с кем не сводишь! – подумал Президент. – Ты не посредник… ты… ты блокиратор! Ты пятое колесо в телеге!”

И вдруг, неожиданно для себя, но еще более для своего собеседника, спросил:

– Я имею право потребовать вашей замены?

– Безусловно. Если я вас по той или иной причине не устраиваю, вы можете потребовать отозвать меня.

– Каким образом потребовать?

– Через меня.

И даже это через него! Все через него!..

– Хорошо, тогда я прошу передать вашим начальникам, что мы не сработались. Что встречаться с вами я отказываюсь. Пусть они пришлют кого‑нибудь другого! Пусть пришлют… Пусть пришлют того, кто работал вот по этому делу. По офицерскому заговору, – показал Президент на присланный ему вчера отчет. – В этом случае, в случае, если он займет ваше место, я смогу его видеть?