Миссия выполнима – 8

– Открывай! – властно крикнул водитель.

Ворота распахнулись. Машина проехала внутрь, к самому крыльцу заводоуправления. Из нее вышел средних лет, с иголочки одетый мужчина, который поднялся в кабинет директора.

– Хочу приобрести ваш завод, – сказал он.

– В каком смысле? – не понял директор.

– В смысле купить. За деньги. Сколько просите? Директор оторопел.

– Но это завод, не пальто какое‑нибудь!

– Слушай, не все ли равно – пальто… завод. Один хрен. Он мне понравился – я плачу “бабки”. Что вам еще нужно?

Директор заерзал на стуле.

– Но это как‑то…

– Предлагаю двести тысяч. Долларов. Вам.

Большего ваш заводик не стоит – корпуса грязные, работники пьянь. Двести – красная цена. Больше никто не даст.

– Но завод принадлежит коллективу!

– С коллективом я договорюсь по номиналу – ведро спирта за акцию. Уверен, они согласятся.

– Местная власть не позволит вам!..

– Ладно, плюсуем сто тысяч.

– И министерство!..

– Еще сто пятьдесят. Всё?..

– Это какой‑то бред!

– Нет – рыночные отношения. Где ваш завод – товар. Я – покупатель. Который дает вам хорошую цену.

– А если я откажусь, вы меня, конечно?..

– Ну что вы, зачем, – поморщился покупатель завода. – Мы же цивилизованные люди. Убивают те, кто ничего другого не умеет.

– А вы – умеете?

– Да, мы умеем.

Покупатель открыл кейс и вытащил какие‑то бумаги.

– Вот письмо, которое подпишут рабочие вашего завода и которое пошлют на имя Президента, Премьер‑министра и губернатора.

Показания вашего бывшего главного бухгалтера, где он дает разъяснения по ряду сделок. Между прочим, обошлись они в пятьдесят тысяч “зелени”, так что эту сумму придется удержать с вас.

Далее список принадлежащего вам и вашей семье имущества. И справка о вашей, за истекший период, заработной плате…

– Это все ерунда! Этим никто не станет заниматься!

– Бесплатно – не станет. А за гонорар в размере трети предложенной вам суммы… За такие деньги любой чиновник становится государственником.

Ну что?

– Сволочи!

– Сволочи нанимают киллеров. А мы даем деньги. Подумайте – зачем вам терять двести тысяч и терять все? До вас все равно рано или поздно доберутся. Не мы – так другие. А двести тысяч…

– Четыреста. Четыреста тысяч!

– Вы очень быстро входите в рынок. Просто семимильными шагами. Двести пятьдесят.

– Триста пятьдесят. Этот завод, если в него вложить средства, может приносить хорошую прибыль.

– Триста. И мы оставляем за вами должность заместителя директора с окладом пять тысяч долларов в месяц. Вы, кажется, неплохой специалист.

– Хорошо, я согласен.

– Мы были уверены, что поладим.

Стороны пришли к согласию. Местная администрация, министерство и трудовой коллектив отнеслись к смене собственника с пониманием. И у завода появился новый владелец.

Который начал с того, что расторг все прежние договора.

– Что вы делаете?! – возмутился нанятый замом прежний директор.

– Мы знаем, что делаем.

Они знали, что делали – они выманивали на себя заказчиков.

Которые приехали довольно скоро.

– Почему вы прекратили поставки?

– Потому что перепрофилируемся. На выпуск стиральных порошков для ручной стирки в холодной воде и женских прокладок с отечественными крылышками.

– Но это невозможно!

– Почему? У нас всегда был авиационный профиль. Или вы думаете, что мы не в состоянии конкурировать с каким‑нибудь там Хейнкелем?

– У нас с вами договор!

– Не с нами, а с прежними владельцами.

– Но вы не можете так… Вы должны что‑то сделать!

Новый директор раскрывал блокнот и ставил пометку против названия предприятия, откуда был разбушевавшийся снабженец.

Нет, этот к оборонке отношения не имеет. Этому можно было бы и пойти навстречу. Но… Но придется отказать… Потому что придется отказывать всем, чтобы не вызвать подозрений.

– Ничем не могу помочь.

– Вы пожалеете об этом!

– Может быть…

Снабженцы шли косяком, но шли не те… Все не те и не те… Пока однажды…

Однажды в кабинете директора раздался звонок прямого телефона. Директор поднял трубку.

– Да…

И незнакомый и никак не представившийся мужчина сказал:

– Я прошу вас продолжить прерванные вами в одностороннем порядке поставки…

 

Глава 7

 

Это была третья встреча Президента с Посредником. И была такая же бестолковая, как первые две. Посредник говорил о чем угодно, по сути, не говоря ни о чем. Ни о чем, что интересовало его собеседника.

– Я не верю, что сегодня можно кого‑нибудь заставить работать за идею, то есть фактически за просто так.

Что вы получаете за свою службу? Деньги? Но вы говорите, что добываете их сами. Звания? У вас их нет. Ордена? Их никто не видит.

Невозможно управлять тем, кто ничего не имеет.

– Возможно. Например, если по законам военного времени.

– Это когда расстрел на месте за отступление?

– Или признательность потомков.

– Но теперь не война.