Миссия выполнима – 8

Молодец, сориентировался!

Пять стволов безостановочно стучали навстречу друг другу, выплевывая десятки пуль в секунду. В эти мгновенья спонтанно возникшего боя умение не играло никакой роли, играло – везение.

Ближний пулемет осекся и замолчал. Пулеметчик откинулся головой на бруствер и сполз вниз.

Но второй пулемет бил, бил уже туда, куда надо, нащупывая огненными струями огрызающихся врагов, загоняя их за укрытия.

Резидент залег за телом мертвого хозяина “Москвича” и, прикрывшись им, тоже начал стрелять. В отличие от своих телохранителей прицельно. Он поймал на мушку высунувшуюся из земли каску, завалил пистолет чуть ниже, к дулу изрыгающего огонь пулемета и выстрелил длинной очередью все пятнадцать бывших в обойме патронов. Мгновенно сбросил опустошенную обойму, вогнал на ее место другую и в секунду расстрелял и ее.

Пулемет замолк.

Но пулеметчик был жив. Это просто пуля сшибла коробку с пулеметной лентой.

– Живым его берем, живым! – заорал Резидент, бросаясь вперед.

До окопчика было метров шестьдесят, и если успеть до того, как он поправит заклинившую ленту…

Справа и слева, обгоняя шефа, бежали два его телохранителя. Они были моложе и быстрее. И потому добежали первыми.

С разгона, не разбираясь, они всадили в окоп по пол автоматных рожка. Наработанные в боевых действиях инстинкты подсказали им именно такое решение. Кто стреляет первым, тот остается жив!..

Пулеметчик сполз на дно окопа.

И этот ушел!

Бой был выигран, но толку от этого было чуть! Из трех потенциальных “языков” не осталось в живых ни одного!

Телохранители поняли свою ошибку.

– У него была граната, граната, – несколько раз сказали они, пытаясь оправдаться.

– Ладно, чего уж теперь… Проверьте его.

Телохранители с опаской, выставив вперед автоматы, подошли ко второму окопчику.

– Жив он, жив! – обрадовано закричали, замахали руками они.

Выдернули из окопа, подтащили громко застонавшего пулеметчика. Пуля попала ему в плечо, раздробив кость и выйдя из шеи.

– Осторожно вы, черти! – крикнул Резидент.

Подбежал, на ходу выдергивая из кармана шприц‑тюбик с обезболивающим. Вколол в ногу прямо через штанину.

– Ты меня слышишь? Слышишь? – громко сказал он.

Пулеметчик остановил на нем взгляд. Осмысленный взгляд.

– Кто ты? – начал Резидент с нейтрального вопроса. – Как тебя зовут?

Но раненый не ответил даже на него.

– Как тебя зовут?!

Ткнул пальцем возле самой раны. Раненый вскрикнул и снова стиснул зубы. Ладно, не сказал теперь, скажет потом. Все равно скажет!

– Несите его в машину, – приказал Резидент телохранителям. – Только осторожно, не растрясите!

Один из телохранителей подхватил раненого на руки. Хотел что‑то спросить, повернулся, сказал:

– Может быть, лучше?..

А дальше произошло непонятное. От озера что‑то глухо, как отдаленный раскат грома, бухнуло, и телохранителя и раненого подбросило вверх и отшвырнуло назад чуть не на метр! Они упали и раскатились в разные стороны. Из груди телохранителя, из огромной, с кулак, раны, множеством алых струй хлестала кровь. У раненого пулеметчика был разворочен правый бок и еще более разворочен левый.

Никто ничего не успел понять. И даже тогда не успел, когда невидимая и тяжелая, как кувалда, пуля сшибла с ног второго телохранителя.

Резидент мгновенно обрушился на землю. Ему повезло, он в этом раскладе должен был быть третьим.

Снова ухнуло, но теперь два раза подряд. Первый – со стороны озера, второй – от “Волги”. Тяжелая пуля пробила машину насквозь и пробила тело спрятавшегося за ней телохранителя.

Итог боя стал другим. В одну секунду стал другим!

Только что было три чужих трупа, а теперь…

Резидент мгновенно перекатился за “Москвич”.

Кто же их? Причем первых двух – одной пулей! Но почему их? Почему пленного? Вначале – пленного… Почему своего? Чтобы не болтал?..

Снова ухнуло, и словно гигантское, величиной с лом, шило пронзило дверцы машины с двух сторон. Тяжелая чушка пули ткнулась в землю позади Резидента.

Он отпрянул в сторону.

Противоснайперская винтовка! Такая же, как на даче!

Надо куда‑то спрятаться… Надо спрятаться за мотор, мотор она не пробьет!

Резидент метнулся к капоту, встал на корточки за передним колесом.

Но откуда, откуда он стреляет?

Вытащил из кармана радиостанцию. Включил на прием.

– Что у вас там, что? – сразу услышал обеспокоенный голос Помощника.

– Стреляют! Откуда‑то стреляют, но я не пойму откуда. Может, от тебя?

– У меня чисто, я держу подходы под контролем.

– Но откуда тогда?!.

Бахнуло еще раз, и от колеса, за которым стояли ноги Резидента, полетели металлические ошметки. По ботинкам и голени хлестнули осколки.

“По ногам бьет! Хочет ранить, чтобы свалить, а потом добить!” – сразу понял он.

И еще понял, что в ближайшие несколько секунд выстрела не будет. Прозвучало пять выстрелов: три – в людей, два – в “Москвич”. В магазине пять патронов. Если, конечно, снайпер один и если у него отечественная винтовка.