Миссия выполнима – 8

– Может, мы лучше с самого начала начнем – с алфавита? – посмеивались спецназовцы.

Потом посмеиваться перестали.

В казарму заявились люди в белых халатах, наброшенных поверх одинакового покроя серых костюмов. Спецназовцев по одному приглашали в отдельную, оформленную как медкабинет, комнату.

– Лейтенант Егоров по вашему приказанию!..

– Проходите, лейтенант.

Садитесь.

Расстегните, пожалуйста, рубаху и закатайте левый рукав.

Лейтенант садился, расстегивал и закатывал.

Ему пристегивали к указательному и безымянному пальцам небольшие прищепки, оборочивали руку резиновой лентой, под которую совали металлическую пластинку, прикрепляли к груди и вискам датчики.

– Это что, детектор лжи, который мысли угадывает? – интересовался лейтенант.

– Да, полиграф.

– А на шиша он, я и так все могу рассказать.

– На всякий случай.

Мужчина в халате проверял надежность закрепления датчиков и открывал крышку ноутбука.

– Я буду задавать вам вопросы, а вы должны отвечать на них “да” или “нет”. Только “да” или “нет”.

– А если я не знаю ответа?

– Не бойтесь, таких вопросов не будет.

– Да ничего я не боюсь…

А зря, между прочим, не боялся.

– Для начала прошу вас сказать… – небольшая пауза. – Как вас зовут?

– Сергей, – не задумываясь отвечал лейтенант. На экране задергались, поползли вверх и вниз цветные линии.

– Как звали вашего отца?

– Михаил. Михаил Федорович.

– Вы любите сладкое?

– Ну люблю, а что?

– Отвечайте только “да” или “нет”.

– Ну, тогда – да.

Кривые, нарисованные полиграфом после ответов на эти и другие простейшие и однозначно толкуемые вопросы, были довольно похожи.

– Вы когда‑нибудь врали?

– Да.

– Вы могли бы переспать с женой вашего близкого друга, если бы она была очень красивой и инициатива исходила от нее?

– А друг узнает? – спросил практичный лейтенант. Мужчина в халате на мгновение задумался. Такие оговорки в вопросе предусмотрены не были.

– Допустим, нет.

– Ну, тогда… Нет, все же нет.

Линии снова задергались, но теперь задергались по‑другому. Потому что если с очень красивой, да по ее инициативе и никто ничего не узнает, то тут мало кто устоит. Потому что если нельзя, но очень хочется…

– Вы когда‑нибудь испытывали затруднения в сексуальной жизни?

– Кто – я?! Да никогда!..

Оператор полиграфа сделал какие‑то отметки на экране. Он пытался выстроить визуальные алгоритмы правды и лжи. На его языке это называлось калибровкой респондента.

Постепенно вопросы утрачивали безобидность.

– Вы готовы убить человека, если это прикажет ваш командир?

– Да.

– Вы способны лишить жизни своего друга, если этого потребуют интересы дела?

– Смотря какого дела.

– Отвечайте только “да” или “нет”.

– Да.

– Вы согласны с утверждением, что честь выше жизни?

– Конечно… То есть – да.

– Вы любите своих близких?

– Да.

– Вы готовы ради них пожертвовать жизнью?

– Да…

– Вы способны пожертвовать жизнью… Вопросов было много, так много, что испытуемый отвечал на них уже почти механически.

– Да…

– Да…

– Нет…

– Спасибо.

– Я свободен?

– Нет, вам нужно ответить еще на несколько вопросов.

“Несколько вопросов” на проверку оказывались сотнями.

Им задавали бессмысленные и даже смешные на первый взгляд вопросы, показывали картинки с оказавшимися в той или иной ситуации персонажами, просили выбрать из множества вариантов действий единственно приемлемые…

– Спасибо, вы свободны. Слава богу!..

– Тогда я пошел?

– Да, только не сюда, вот сюда.

Оказывается, в комнате была еще одна дверь…

– Следующий!..

Садитесь, расстегните рубаху, закатайте рукав…

Как вас зовут?..

Вы когда‑нибудь воровали?..

Изменяли жене?..

Удовлетворены ли вы вашим положением?..

Любите ли вы деньги?..

Готовы ли вы за деньги пойти на неблаговидный поступок?..

А за очень большие?..

Есть ли у вас какая‑нибудь, о которой никто не знает, тайна?..

– Спасибо, вы хорошо поработали. Можете идти. И очередной испытуемый возвращался в казарму.

– А Лешка где? – интересовались у него друзья.

– Как где? А разве он не вышел?

– Нет, не выходил. Мы думали, он там остался.

– Никого там нет.

Вот так номер, а куда тогда Лешка девался? И Иван? Иван тоже оттуда не вышел!..

На вечерней поверке спецназовцы потребовали у нового командира отчет.

– Где Иван? И Лешка… Где наши ребята, куда вы их девали?

– Никуда мы их не девали, они находятся на медицинском обследовании.

Объяснение звучало неубедительно, но проверить его было невозможно.

– Когда они вернутся?

– Точно не знаю, но обещаю, что вы с ними скоро встретитесь. Обязательно встретитесь.

Командир не соврал. Хотя было бы лучше, если соврал…

Люди в белых халатах обработали полученную информацию, отсортировали респондентов и доложили наверх выводы.

– Эти, – показали на первую стопку листов, – потенциально готовы подчиняться и принять новые правила, если они принесут им какие‑либо ощутимые выгоды. Эти относятся к категории сомневающихся и способны принять как ту, так и другую позицию, в зависимости от того, как сложатся обстоятельства.