Обет молчания – 1 книга

Хлопнув дверью и перебирая, словно наскоро прочитывая вообще‑то совершенно чистые листы, я прошел по коридору обратно.

– Вы не подскажете, где здесь 12 кабинет? – спросил меня робкого вида парень, клюнувший на мои хозяйские манеры и уверенный вид.

– Дайте вашу повестку, – строго и громко, чтобы меня услышало возможно большее число призывников, попросил я. – Вы должны были явиться к 11 часам. А сейчас?

– Я не успел. Я хотел. Там трамваи не ходили, – начал, пряча глаза, оправдываться парень.

– В последний раз! – предупредил я. – А теперь поднимитесь на второй этаж и пройдите в конец коридора.

Я хорошо запомнил расположение и нумерацию кабинетов и теперь, не без пользы для разыгрываемого образа, использовал полученную информацию.

Еще два или три раза, играя на публику, я прошел по коридору без разбора заглядывая в двери. Скоро я добился того, что все меня принимали за (и не из последних) работника военкомата. Ко мне подходили с вопросами «А где я буду служить?», «Можно ли уже идти домой?», «Как попасть в морскую пехоту?» и т. п., на которые я с совершенно умным видом отвечал всякую чушь. Наконец, посчитав, что подготовительный этап завершен, что почва достаточно удобрена и пора разбрасывать зерна, я перешел к делу.

Из всего многообразия призывников я выбрал пять подходящих кандидатур: двух полных, с оттопыренными щеками и трех похожих на меня молодых ребят.

– Ваша фамилия? – строго одного за другим спрашивал я их, записывая что‑то на листке бумаги. – Ваша? Ваша? Как? Повторите. Никуда не уходите. Ожидайте вызова.

Выждав пятнадцать минут, я ввалился в коридор и, глядя в несуществующий список, зачитал фамилии пяти намеченных кандидатов и пять или шесть взятых наобум – Иванов, Петров, Попов. Расчет был верен, последние фамилии были из наиболее распространенных и среди призывников нашлись их обладатели. Ивановых оказалось даже двое.

– Имя? Отчество? – уточнил я. – Вы останьтесь. Вас вызовут отдельно. Остальным через пять минут собраться на втором этаже возле седьмого кабинета! Ясно?

– Ясно, – нестройно ответили призывники.

Возле седьмого кабинета, который, как я заранее проверил, был закрыт, я провел перекличку.

– Иванов А.С.?

– Я!

– Уваров В.Б.?

– Здесь!

– Симоненко…

– Прошу внимания! Я старший инструктор по учету и распределению военных кадров и специалистов! Сейчас, – я указал пальцем на настенные часы, – 14 часов 10 минут. Через две минуты вы отправитесь по домам, а спустя еще два часа, то есть в 16.12 принесете сюда паспорта, комсомольские билеты, дипломы об окончании учебных заведений и курсов, трудовые книжки, у кого есть – права. Опоздавшим, то есть не явившимся в 16.12 сегодняшний день на работе будет засчитан прогулом. Вопросы есть?

– А у меня трудовая книжка на работе, – сказал кто‑то.

– Зайдите в отдел кадров и попробуйте убедить выдать ее вам до завтрашнего утра. Конечно, это не положено, но крайне желательно. От этого, возможно, будет зависеть род войск, в который вы попадете, – добавил я личной заинтересованности. – Если вы не справитесь, то завтра мы выйдем на ваши организации с официальным письмом. Но лучше бы вы решили этот вопрос самостоятельно. Действуйте. Докажите вашу сметливость! – я даже улыбнулся ободряюще, на мгновенье сняв маску официальности. Черт его знает, вдруг проскочит, в отделах кадров тоже ротозеи случаются.

– Иванов! – снова перешел я на строгий тон.

– Здесь!

Вы на сегодня назначаетесь старшим группы! Соберите у призывников повестки и передайте мне. Все! Сдавшие документы свободны до 16.12.

До указанного срока я тихо, стараясь не бросаться в глаза, просидел на стуле, приставленном у мало посещаемого кабинета. Жизнь в военкомате текла своим чередом – ходили военные, туда‑сюда сновали гражданские женщины с пайками, выкликали фамилии, писали не явившихся призывников, в том числе и моих, отправленных за дополнительными документами. Конечно, я мог эти два часа погулять по улицам, но во‑первых, здесь было гораздо безопасней (ну кому придет в голову искать меня в военкомате?), во‑вторых, мне надо было быть в курсе происходящих событий.

Ровно в 16.12 я из дальнего коридора врезался в толпу ожидавших меня призывников.

– Иванов!

– Я!

– Доложите отсутствие!

Из моих кандидатов не пришел только один.

– Прошу сдать документы старшему, – распорядился я и доверчивые юноши понесли на алтарь моей беспризорности свои настоящие с натуральными печатями и штампами «ксивы».

– На сегодня все свободны, – сказал я, забрав увесистую стопку документов, – завтра в 14.00 явитесь в 39 кабинет (такого в военкомате в помине не было, отсчет заканчивался на цифре 30). Спросите лично меня.

– А повестки?

Повестки отметим завтра сразу за два дня. Все свободны. Старшему группы выражаю благодарность!

Старший Иванов, только что обобравший своих товарищей, зарделся от гордости.