“Практическое пособие по охоте за счастьем”

Ну что ж, екнуть, конечно, может. В любом возрасте может. Это дело индивидуальное.

— Рад, — говорю, — за тебя.

— Да я не в этом смысле.

Ах вот оно что. За разрешением она пришла. За индульгенцией. Чтобы, значит, я сказал ей — «да» и с ней ответственность разделил. А тот кавалер ложе. Нет проблем.

— Если ты насчет того, что можно или нельзя, так можешь даже не сомневаться. Твоя жизнь — твоя собственность. Что хочешь, то и делай. Можешь даже с двенадцатого этажа вниз головой сигануть, если тебе это доставляет какое-то удовольствие. Оно, конечно, одноразовое, но может такое… что того стоит…

— Вот ты опять шутишь, а я…

— Ладно, ладно, не шучу. Чем я могу тебе помочь?

— Полюбила я его. Сильно.

— Валяй.

— Что — валяй?

— Ну что делают, когда любят?

— А муж?

— А при чем здесь муж? Ты ему не принадлежишь, он твою жизнь не покупал.

— То есть ты считаешь, что можно?

— Абсолютно. Твоя жизнь…

И снова про то же, про право распоряжаться принадлежащей лично тебе собственностью по своему усмотрению.

— Хочешь, я тебе разрешение в письменном виде выдам?

— Как это?

— Напишу, что податель сего документа имеет право спать с лучшим другом своего мужа, равно как со всеми прочими его друзьями, его приятелями, его ближними и дальними родственниками по мужской линии, родственниками тех родственников, соседями по лестничной клетке, подъезду, дому и: микрорайону, а также земляками, согражданами и прочим мужским населением планеты Земля, а также, если будет на то желание, с женским населением и представителями фауны, флоры и неживой природы…

Со всеми имеешь!

— Ой, что это ты говоришь? Я только с ним.

А это без разницы — с одним или с десятью, один раз украл или десять. Важно назвать, что это такое. Это — гулянка. Пусть даже замешенная на большой и чистой любви. Уж коли ты не свободная женщина и состоишь в браке.

— А теперь прикинем, какие это будет иметь последствия. Ведь если твое право — гульнуть на сторону, то право мужа, раскрыв измену, — выкинуть тебя на улицу. Что даже и неплохо, так как в другие времена мог забить до смерти камнями.

— Но как же так, у нас ведь дети?

— Я тебе право дал? Дал. Так почему ты лишаешь того же самого мужа? Это дело обоюдоравное. Все имеют право на всё, а не только ты одна на это. В этой конкретной ситуации ты — погулять, он — прогнать. Все нормально.

Да не нервничай ты так, он выгонит, другой подберет. Тот, желанный, подберет. И обретешь ты свое счастье.

— Так-то оно, конечно, так, но…

— Какие могут быть «но»?

Обычные «но». Не нужен ей ее кавалер как муж. В качестве любовника — по всем статьям, а как муж — как-то не очень. Не вписывается. Не семейный он человек.

А муж? Нынешний муж как муж ее устраивает?

Этот — да. Добрый, тихий, не пьет, детей любит, деньги в дом приносит. Все подруги завидуют.

Так, ясно.

— А квартира на ком числится?

— При чем здесь квартира?

— При том. Если квартира принадлежит тебе, то после того, как вы расстанетесь, тебе будет где жить. А если квартира его — то ты становишься бомжихой с двумя малолетними бомжатами на руках.

Ну так на ком?

— На нем.

Большой недосмотр, когда собираешься приделывать супругу рога.

— Ладно. Как у тебя с работой, много получаешь?

— Сейчас совсем не получаю. Сократили меня.

Дальше — больше.

— Накопления есть?

— Зачем?

— Затем, чтобы, когда ты изменишь мужу и он тебя выгонит на улицу из своей квартиры, ты могла продержаться, прокормить себя и детей, хотя бы два-три месяца. А не бежать вымаливать прощение на следующее же утро. На следующее утро их могут не принять. Или принять, но на очень невыгодных для тебя условиях.

Поняла?

— Поняла.

— Тогда пошли дальше. Юридической стороной вопроса владеешь?

— Насчет чего?

— Насчет детей. Вдруг твой бывший муж надумает забрать у тебя детей. На основании того, что ты не можешь их содержать, так как не работаешь и бомж? Не думала об этом?

— Нет.

— Ты, я вижу, вообще ни о чем не думала, кроме…

Нет, ты, конечно, можешь все, что угодно, можешь в том числе это. Только подумай о раскладе: квартиры — нет, денег — нет, работы — нет, а туда же.