“Практическое пособие по охоте на мужчин”

Ну вот, а вы только что говорили, что только он и на всю жизнь. А здесь всего два месяца…

Другой тест будет груб. Как сама жизнь.

Когда вам представляется, что вы выбрали своего кавалера исключительно за его душевную красоту, широту ума и обаяние, представьте его с теми же душой, умом и обаянием, но некрасивым, горбатым и бедным импотентом. Или, что гораздо чаще встречается в жизни, вдруг по причине болезни или травмы навсегда парализованным.

Продолжайте смотреть на него реального, а представляйте его же, но другим.

Ну что, берете вы такого жениха? Нет? Тогда не надо говорить о душе. И заодно о любви. Тогда нужно говорить о рядовой интрижке.

А вот если, несмотря даже на воображаемый паралич, вы не отказываетесь от своих намерений и готовы до конца жизни выносить из‑под своего избранника судно, то тогда вы не обманываете ни себя, ни его. Тогда я верю в истинность ваших чувств.

Только прошу понять меня правильно, я не пытаюсь подвергнуть сомнению истинность чувств читательниц этой книги. Я лишь желаю дать им линейку для измерения степени силы данных чувств. Проверяйте лучшее наихудшим.

К сожалению, в жизни при выборе суженого девушки ничего такого не измеряют и никаких эталонов не создают. В жизни девушки обычно руководствуются совсем другим правилом – не руководствоваться никаким правилом. Девушки надеются, что им сердце подскажет правильный выбор. Или какой‑нибудь другой орган.

И еще они мечтают. О чем мечтают? О нем мечтают!

Глава 7

ПОСВЯЩЕННАЯ МЕЧТЕ О ПРИНЦЕ КРОВИ И О КАПЛЯХ ГОЛУБОЙ КРОВИ, ТЕКУЩИХ В ЖИЛАХ КАЖДОГО МУЖЧИНЫ

Каждая женщина, но более всего каждая девушка мечтает о принце! О сказочном принце, который непременно встретится в ее жизни. У других почему‑то слесарь или в лучшем случае курсант военного училища, а у них, естественно, только принц.

Извините, девушки, но в наследных принцев, шатающихся в поисках невест по Нечерноземной полосе России и Сибири, я не верю. Не верю!

Не слышал я, чтобы вдруг в село Чугуево в комнату номер восемь общежития номер три чесально‑прядильной фабрики постучал Его Высочество наследный принц, ну хотя бы острова Маврикий. Постучал, представился и спросил, не здесь ли проживает Дуня Залипухина, которая приснилась ему вместе с адресом общаги номер три во время послеобеденного сна на далеком острове Маврикий, отчего он уже полгода не знает ни сна, ни покоя. Не слышал я о таких принцах! Ни разу! Ну, и значит, нет их. По крайней мере, таких, готовых к употреблению. А вот полуфабрикатов – сколько угодно и, что называется, на каждом шагу. Только брать не ленись.

Где он?

Да вот же он. Рядом с вами!

Ну да, не во фраке, не на «Линкольне», без счета в швейцарском банке, манеры не сказать чтобы великосветские и живет не в Монако, а на соседней улице. Но почему бы не принц?!

Вижу, как разочарованно морщатся мои воспрянувшие было читательницы. Какой‑же это принц? Это Колька из десятого дома. Полный балбес и ничтожество.

А я утверждаю, что сказочный принц! Ну или доктор наук. Или модный модельер. Известный журналист. Хозяин заводов, газет, пароходов. Или… Короче, тот, кто вам воображается. Вами воображается. Берите заготовку и строгайте, как хотите. Получайте докторов, поэтов, артистов, миллионеров. Получайте своих принцев. Не сразу. Но почти гарантированно.

Поймите раз и навсегда: женщина создает биографию мужа. И тем свою. И своих будущих детей. Если хотите быть замужем за академиком, тащите своего жениха не на дискотеку, а на подготовительные курсы физико‑математического факультета политехнического института. Если генералом – заставляйте вашего воздыхателя учиться зарабатывать внеочередные лычки и звездочки, а не по самоволкам шастать. А то так и останетесь за лейтенантом. Одна из моих «пациенток», которая пришла жаловаться на скорую, через год‑полтора, гарнизонную жизнь с вновь приобретенным мужем‑курсантом, мои советы восприняла как руководство к действию. И, поставив своему супругу ультиматум, заставила его всеми правдами и неправдами остаться на кафедре. Сейчас он уже защитил диссертацию. А она осталась в столь желанном ей городе.

Между прочим в не таких уж далеких XVIII и XIX веках о будущей карьере мужа в немалой степени судили по характеру и энергии его дражайшей половины. Боевая жена гарантировала своему супругу министерское кресло. Никакая – никакое. Все верно, жене, желающей стать министершей, приходилось много лет обеспечивать душевный покой и имидж мужа, нравиться его начальникам, от которых зависит продвижение по службе, держать великосветские салоны и даже интриговать против потенциальных претендентов на очередное освободившееся место. Короче, приходилось работать не покладая рук. Чтобы стать тайной советницей.