“Практическое пособие по охоте на мужчин”

– Здрасьте.

– Здрасьте.

– Вы где работаете?

– Я не работаю. Учусь. В Институте международных отношений.

– Так вы послом будете?

– Ну что вы. От силы атташе.

– А атташе это что?

– Это чуть пониже посла.

– Так вы и за границей были?

– Был, но очень немного. Франция, Англия, Бельгия, Люксембург, Норвегия и еще кое‑что по мелочи в Латинской Америке. Кстати, могу рассказать вам об одном любопытном обычае, который я наблюдал на острове Пасхи…

Ну что? Как вам его уши? И нос? Не уменьшились они в размерах? А ведь это только начало. Дальше будут удивительные рассказы, сумасшедшее обаяние и неповторимый великосветско‑дипломатический лоск рассказчика.

Ну что там уши? Ничего уши? И хуже бывают?

И вот постепенно, попадая под влияние личности, которая и составляет суть мужчины, – личность, а не уши! – вы начинаете тихо и неотвратимо влюбляться. В того самого Квазимодо, с которым так не повезло подруге. Вы начинаете влюбляться и отбивать показавшегося вам уродом парня у соперницы. И возможно, даже отобьете и, завоевав, всю жизнь будете наблюдать дорогое вам лицо, уже совершенно не замечая носа, рта и ушей.

Так что же тогда есть истина? Ваши реакции при первой встрече, когда вы назвали вашего будущего кавалера страшилищем. Или ваша любовь к нему и ощущение, что он милашка, спустя какое‑то время?

Что есть правда?

Все правда. И то, что объективно урод. И то, что для вас почти красавец. Мы привыкаем к людям и перестаем замечать их недостатки. Потому что мы не фотоаппараты, а люди. И любим не фотообъективами и даже не глазами, но сердцем.

Опять сомневаетесь? Тогда вспомните своих подруг, которым вы сначала сочувствовали, а потом им же завидовали. Уверен, были такие! И другие были, у которых вы мечтали отбить показавшихся вам сперва совершенно неинтересными кавалеров.

А для тех, кто отрицает опыт отбивания суженых у подруг, приведу пару христоматийных кинематографических примеров. Телевизор‑то у них надеюсь есть? Кинофильмы они смотрят? Актеров помнят? Любят? Понятно, что не всех. Но хотя бы некоторых. Например, французскую звезду Бельмондо. Или итальянскую – Челентано. Помнят?

Ну и у кого повернется язык назвать их писаными красавцами? Ах, у всех повернется… Правильно, потому что они Бельмондо и Челентано. Потому что они бездна обаяния, юмора, шарма и сексуальности. Потому что они звезды мировой величины. А вот если бы, к примеру, Бельмондо и Челентано служили слесарями‑сантехниками где‑нибудь в жэу города Подпригорска, если бы они повстречались вам на местной танцплощадке или в темной подворотне и источали не сумасшедший шарм, а вчерашний портвейн, вот тогда бы я на вас поглядел. В смысле поглядел, стали бы вы у них просить автографы, лепить фотографии на стену и признаваться в любви.

Думаю что не стали бы. Потому что это только встречают по одежке, а провожают совсем по другим качествам. И между красивым и интересным в конечном итоге выбирают интересное. А на малоподвижных и очень красивых самцов можно любоваться в музее античной скульптуры или восковых фигур мадам Тюссо.

Ну а если вдруг найдутся скептически настроенные дамы, которых не убеждает даже пример Бельмондо с Челентано, пусть они найдут и внимательно разглядят портрет всемирно известного соблазнителя и любовника Казанову. Посмотрите, посмотрите. Только когда будете смотреть, забудьте, что это Казакова, а лучше думайте, что это ваш сосед с верхнего этажа Иван Петрович, который третьего дня затопил вас, забыв закрыть кран на кухне.

Зоологи, наблюдающие жизнь животных, утверждают, что самки далеко не всегда выбирают самого красивого самца, но всегда самого активного, если хотите, самого агрессивного. Ну того, который напоминает молодого, кинематографического Бельмондо.

Правда, и из этого правила есть исключения – см. выше, абзац про необитаемый остров.

ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ,

ЗАЩИЩАЮЩЕЕ АВТОРА ОТ УПРЕКОВ В ЦИНИЗМЕ И ОБЪЯСНЯЮЩЕЕ, ЧЕМ ПЛОХОЙ ЦИНИЗМ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ХОРОШЕГО РЕАЛИЗМА

Теперь, прежде чем мой читатель в раздражении захлопнет книгу, я оговорюсь, что все, о чем я здесь пишу, не цинизм. И не издевательство над чувствами восторженных почитательниц любовных романов. Это просто реализм! Причем не соц., который был изобретен членами недавних союзов писателей, а самый обыкновенный, имеющий хождение на территории более чем двухсот стран планеты Земля.

Реализм – это тот фундамент, на котором в отличие от все опошляющего цинизма и голого, ничем не защищенного романтизма можно строить самые крепкие отношения. И в том числе и самые романтические.

Я этим рецептом пользовался всю жизнь. Запоминайте.

Вначале нужна почва – пусть даже грязь – окружающего вас мира. Грязь в отличие от воздуха все‑таки опора. Из этой грязи следует слепить кирпичи. И выложить фундамент. Поверх него возвести стены. Стены украсить зубчатыми башнями, арками, балконами, лепниной и тому подобной романтикой. В самом конце поднять цепной мост и жить в своем замке как душе угодно!