“Практическое пособие по охоте на мужчин”

А если без фундамента, то выйдет замок воздушный, который рассыплется от любого потрясения и погребет вас под обломками.

Возвышенная любовь должна быть защищена, как неприступный, в пять накатов, зарытый на три метра в грунт армейский дот. Только в этом случае она выживет и не погибнет под массированной бомбежкой бытовых, финансовых и психологических проблем.

Реализм все называет своими именами. Цинизм опошляет. В этом коренное их отличие. Я за конкретность во всем – в человеческих отношениях в первую очередь!

Глава 2

О ВРЕДЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ЛЮБВИ И ОПАСНЫХ ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯХ, О КОТОРЫХ НЕ ПОДОЗРЕВАЮТ МОЛОДЫЕ ПЫЛКИЕ ВЛЮБЛЕННЫЕ

Рискуя потерять доброе расположение моих читательниц, я вынужден публично покаяться и признать, что являюсь противником пропагандируемой с телеэкранов и страниц «женских» романов эмоциональной любви как таковой. Эмоциональная любовь в чистом виде – это обман. Само, ее, его или взаимный. У кого как получится.

Я слышу гул тысяч возмущенных голосов, в пику мне приводящих хрестоматийный пример возвышенной любви шекспировских героев Ромео и Джульетты. Причем именно эмоциональной любви, которая с первого взгляда и до последнего вздоха.

Согласен, любовь Ромео и Джульетты действительно эмоциональная, причем такая, что на все века, в качестве примера того, как это должно быть. Я даже допускаю, что эта история не выдумана и имела место в действительности. Равно как сотни других подобных трагедий, о которых литература умалчивает.

Так, значит, эмоциональная любовь все‑таки существует? И автор злонамеренно или добросовестно заблуждается?

Да, такая любовь существует. Но автор не ошибается!

Шекспир был гениальным «инженером человеческих душ» и потому, желал того или нет, отображал реалии существующей жизни. Вначале он дал убедительный образец эмоциональной любви, а потом привел ее к неизбежному итогу.

В пьесе сказано, что нет «повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». Вот тут я с автором не согласен. И хочу предложить другую формулу – нет повести реалистичнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Нет, даже не так – нет радостнее повести на свете… Пожалуй, это будет вернее. Потому что только благодаря столь печальному финалу мы имеем образец идеальной любви. Если бы Шекспир не убил главных героев, мы бы имели совсем другую повесть. Наверное, тоже печальную, но совсем по‑другому печальную.

Ну представьте себе, что юноша Ромео и девочка Джульетта дожили в браке лет так до пятидесяти. Как бы тогда выглядели они и выглядели их отношения? Наверное, гораздо менее романтично. Многодетная мать Джульетта вполне вероятно сильно бы переживала по поводу безалаберности своего мужа Ромео и отсутствия достаточных для содержания семьи средств. А Ромео в это время шлялся бы по молодым синьоритам и кабакам. Или, напротив, Ромео страдал бы по поводу измен Джульетты, которая разочаровалась в своем супруге и своей жизни и стала искать успокоения на стороне. Или оба они охладели друг к другу и подали на развод, а Джульетта еще и на алименты. Или…

Короче, как утверждал другой литературный гений Толстой, каждая семья несчастлива по‑своему. В любом случае это были бы уже другие Ромео и Джульетта, другие чувства и другие отношения. Может быть, в чем‑то гораздо более интересные. Но иные!

Прав был Шекспир, приведший к гибели своих героев в момент высшего развития их отношений! Не мог он обойти такого финала. Чем доказал, что только так и только при таком условии может существовать идеальная любовь. Только при условии, что ее вовремя оборвет смерть. Так что, если кто‑то желает испытывать равные героям пьесы Шекспира страсти, он должен быть готов к тому же самому месяца так через полтора‑два финалу.

А вы как хотели? За бурные эмоции надо платить! Причем иногда еще дороже. Легенда утверждает, что за ночь с Клеопатрой пылкие юноши наутро отдавали свои жизни! В последнем случае оплата была куда круче, чем у Шекспира.

А если вы не готовы платить, то, значит, вы не можете претендовать на лавры великих влюбленных. Хотя без трагедий вы не останетесь. Правда, гораздо более мелких и, как бы это менее оскорбительно сказать, гаденьких.

Почему я так уверен? Потому что все мы по натуре самозванцы. Вначале, когда это ни к чему не обязывает, изображаем Ромео и Джульетт, а когда дело доходит до принятия ответственных решений (я даже не о смерти говорю, о быте!), то либо Ромео, либо Джульетта стремительно «делают ноги». А оставшаяся не у дел вторая половина имеет ту самую трагедию.

К моему великому сожалению, я описываю типичное для нашего времени развитие любовных, с эмоциональной подоплекой романов. Вначале бурное взаимное любопытство, тут же знакомство, недолгое просто общение. Отношения стремительно набирают обороты и очень быстро переходят из категории платонических в совсем иные.