“Практическое пособие по охоте на мужчин”

В‑третьих, возражать. Потому что однозначное одобрение раздражает, так как мужчина ищет в вас достойного его оппонента. Но возражать недолго. Секунд десять. После чего отступать под бурным натиском встречных аргументов, сдаваться и признавать его безоговорочную победу. Победы мужики любят.

Не болтать на интересующие вас темы. Потому его они не интересуют. Ну, зачем ему знать про оборочки, вытачки, новую юбку, которую купила Соня, и безответную любовь дона Антонио к синьорите Розалии?

Говорить надо на его темы. О том, как тот ударил по мячу, этот по шайбе, а тот по морде. О зимней рыбалке. Охоте. Политике. Машинах. Женщинах… Впрочем, нет, о женщинах не надо. О женщинах он с вами не будет. А вот обо всем остальном, пожалуйста.

– Значит, этот по правому краю, а тот – по левому. Этот того обвел. Другого обвел. И длинным пасом тому. А тот…

– Да ты что! – вставляете вы реплику, восхищенно глядя на мужа.

– Я тебе точно говорю!

Я понимаю, что это глупо. Потому что это не муж по правому краю. Это он пересказывает, как совсем другой мужик по правому краю бегал! Которого он в телевизоре видел. И почему вы должны восхищаться своим мужем, а не тем мужиком, непонятно.

Но восхищаться надо. Потому как в футболе ваш муж считает себя знатоком. И разговаривает про него с удовольствием. Хотя сам ни разу мяча не пнул.

И можете считать, что вам еще повезло. Другой будет рассказывать про транзисторы, резисторы и сопротивления. Потому что по профессии электротехник. И его тоже придется слушать! И восхищенно цокать языком, оттого что диод чего‑то там пропускает в одном направлении. Гори синим пламенем эти его микросхемы!

И опять вы не правы. Потому что лучше о транзисторах, чем о качестве сортов водки и прелестях чужих женщин.

И даже лучше о транзисторах, чем о чем‑нибудь другом. Потому что, когда ваш муж познакомится с посторонней женщиной и начнет ей бубнить про те конденсаторы, она скоро начнет зевать. Чем нанесет ему смертельную обиду. И будет признана непроходимой дурой в сравнении с женой, которая готова слушать про радиодетали часами.

Дайте мужику возможность выговориться, и он будет ваш. Потому что ему надо ощущать себя значимым. Хоть в чем‑то. Хоть перед кем‑нибудь. Хоть даже перед родной женой, раз нет другой аудитории.

За эту радость он готов будет платить многим. В том числе многолетним счастливым браком.

Глава 44

ПРИВЫЧКА КАК СПОСОБ УДЕРЖАНИЯ МУЖЧИН ВОЗЛЕ СЕБЯ, или КОЕ‑ЧТО О ПОЛЬЗЕ БЫТА

Привычка это да! Это тот рычаг, с помощью которого можно сподвигнуть на пожизненную семейную жизнь любого мужчину. Привычка может стать первоосновой семейного счастья, подменив собой угасающую любовь. И может в корне изменить характеры участвующих в браке сторон. Вплоть до превращения ловеласов в домоседов.

Это я вам точно говорю! Потому что не я говорю. А народ – в новой, не вошедшей в словарь Даля поговорке насчет привычки, которая – вторая натура.

Ах, вам недостаточно уличных авторитетов?

Тогда сошлюсь на великого классика, утверждавшего, что «привычка свыше нам дана, замена счастию она». Чувствуете? Замена! То есть была любовь, а стала привычка. В хорошем смысле этого слова. В смысле выработанных по рецептам академика Павлова условных рефлексов.

В первую очередь в отношении вас. Того, как вы двигаетесь, говорите, смотрите, смеетесь. Как пахнете после ванны. Как гладите мужа по голове. Как спите с ним. О чем я подробно расскажу чуть позже.

Живя с вами, он не замечает всех этих ваших движений и интонаций голоса. Но неизбежно ассоциирует их с доставленным ему удовольствием. На кухне или в постели. То есть происходит все то же самое, что у подопытных дворняжек. Он слышит ваш голосок:

– Милый, иди скорее кушать!

И тут же получает вкусный пирожок.

Кстати, пирожки по субботам – это тоже привычка. Именно к таким, какие печете вы. Потому что за много лет он привык к их вкусу. Пусть даже они не самые лучшие. Но это как с мамиными пельменями и борщами, которые в гостях какие‑то не такие. Хотя делались по одной и той же рецептуре. Потому что привычка‑с!

Внутренний интерьер квартиры и вещи, разложенные особым порядком по отведенным им местам, тоже становятся рефлексом. Которому хочется следовать. Ну потому, что десять лет укладывал носки именно на эту полку. И если укладывать на другую, в другом доме, то как‑то неуютно. Потому что не так привык.

Один мой приятель, ушедший в другую семью, жаловался мне, что его новая женщина в быту совершенно необучаема. Что постоянно перекладывает его вещи так, что их невозможно найти. Что в доме царит форменный бардак и разруха…