Ревизор 007

Андрей Александрович Ильин

Ревизор 007

 

Предисловие

 

Возле самой обочины дороги в ярких снопах света, исходящих от автомобильных фар, стоял, широко расставив руки, человек.

– Чего это он? – удивился старшина передвижного милицейского патруля.

– Пьяный, наверное. С машинами бодается.

– А руки тогда чего растопырил?

– Ну, значит, ловит. Нажрался и ловит. Как бабочек.

– Не, пьяные не по нашей части. Пусть за ними вытрезвители ездят, – подвел итог старшина.

– А может, все‑таки возьмем. Угодит башкой в бампер…

– Ну его. Он нам всю машину обрыгает. Проезжай мимо. «Уазик» вильнул в сторону, но человек, отделившись от обочины, отбежал к середине дороги.

– Ну ты смотри, что творит! Кретин! – возмутился водитель, вдавливая ногой педаль тормоза. Машина остановилась. Человек опустил руки и подбежал клевой передней дверце.

– Тебе что, жить надоело? Психопат! – приоткрыв дверцу, спросил старшина. – Или в вытрезвителе хочется охолонуться?

– Нет. Я не пьян, – замотал головой незнакомец.

– А чего тогда под колеса бросаешься?

– Там, – показал пальцем человек, – там… Мужчина лежит.

– Приятель, что ли?

– Нет, не приятель. Просто мужчина.

– Тоже перебрал?

– Я же говорю – я трезв! – разволновался незнакомец. – И он тоже… То есть я хотел сказать, что он не может быть пьяным. Он мертвый лежит. Убитый.

– Отчего так сразу – убитый?

– Он в крови весь. И не шевелится.

– Час от часу не легче! – вздохнул старшина. – Давай, сворачивай на обочину. Пойдем, посмотрим, что там за убитый.

Милиционеры, позевывая и зябко поводя плечами, выбрались из машины. Пошли в указанном направлении.

– Ну и где он?

– Да вот же. Возле самой обочины. Лежит.

Старшина присел на корточки и внимательно посмотрел вниз. На откосе шоссе возвышалось что‑то бесформенное, напоминающее скорее кучу песка, чем человека.

– Слышь, подсвети‑ка сюда фарами! – крикнул старшина водителю. Тот развернул машину и врубил полный свет.

– Мать честная!

На земле лежал мертвый человек. Точно, мертвый. Потому что на нем живого места не было.

– Кто же его так?

– А может, машиной сбило?

– Тогда комбайном.

– Почему комбайном?

– Потому что с него полскальпа полосами содрано. Как будто он под ножи попал. И ухо – начисто!

Уха верно – не было. На месте уха бугрилась короста запекшейся крови. На лоб сверху свисала изнанка срезанной с черепа кожи с сосульками застывшей крови. На груди от соска до соска и до горла была вырезана какая‑то геометрическая фигура.

– И правая рука тоже…

– А ну кончай базлать! – прикрикнул старшина. Один из милиционеров попытался спуститься вниз.

– Ты куда?

– Поближе посмотреть.

– Это тебе что, театр, чтобы ближе смотреть? Давай вылазь. А то натопчешь тут…

Милиционер поднялся на дорогу.

– Машина твоя? – спросил старшина незнакомца, указывая на стоящие невдалеке «Жигули» с распахнутыми дверцами.

– Моя.

– По нужде, что ли, остановился?

– Ну, да.

– И его увидел?

– Да.

– Когда увидел?

– С полчаса назад.

– Подходил к нему?

– Хотел. Когда подумал, Что он просто упал. А потом, когда спустился, увидел…

– Лучше бы ты не увидел, – проворчал старшина.

– Что вы говорите? – переспросил незнакомец.

– Говорю, что молодец, что увидел! И что бдительность проявил. Как юный друг милиции. Милиционеры тихо засмеялись.

– Ладно ржать‑то! Вызывайте дежурного. Скажите, что труп у нас.

Один из милиционеров отбежал к машине.

– Дежурный слушает, – бодро ответил дежурный.

– Семнадцатый ПМГ говорит. У нас тут труп.

– Ну и что?

– Как «ну и что» – труп у нас!

– Вызывай труповозку.

– Как труповозку? Он же мокрый.

– Убит, что ли?

– Ну да. Убит.

– Так бы сразу и сказал, что криминал. А то труп… Направляю к вам бригаду. Где вы?

– Двенадцатый километр Северного шоссе. Сразу за поворотом на Журавлевку.

– Добро. Высылаю. А вы пока позаботьтесь, чтобы там никто не топтался…

– Ну что? – спросил старшина.

– Скоро приедут.

– Скоро приезжает только муж из командировки. А эти раньше чем через пару часов вряд ли раскачаются. Пока партию добьют. Пока кофе допьют…

– Они же должны…

– Ничего они не должны. Потому что ничего не занимали. Куда им спешить? Они же не группа быстрого реагирования, чтобы в чем есть на улицу выскакивать. Их клиент от них не убежит. Дождется.

– А нам что пока делать?

– Спать.

– А как же труп?

– Пусть себе валяется. Кому он здесь нужен? Кто не уснет, будет из машины присматривать. Пошли.

– А я? А мне как же? – спросил остановивший машину незнакомец.

– Тебе бригаду ждать.

– Но мне надо…

– Тебе надо было нас не останавливать. А теперь все. Теперь ты главный свидетель. Так что не обессудь. Слышь, Петров, изыми у него ключи от машины. И паспорт. И права тоже. Чтобы не сбежал.

– Вы не имеете права. Я буду жаловаться.

– Чего?!