Ревизор 007

Кроме винтовки, в тайнике были перчатки, поллитровая пластиковая бутылка с бензином, спички и картонный конверт.

– Разорви конверт, – приказал голос. – Найди фотографии. Просмотри их и сожги.

Тритон разорвал конверт и вытащил несколько фотографий, где был изображен человек в разных ракурсах – прямо, сбоку, с другого боку, сверху…

– Это твой объект.

Лицо объекта было знакомо. Ну очень знакомо!

Где он мог его…

По ящику мог! Ну точно!.. Лицо объекта частенько мелькало на телеэкране в новостях и на первых страницах газет.

Так вот, выходит, кого они решили зачистить! Барина решили…

Тритон понял все и сразу. Уголовник Бешеный не понял бы, а Тритон понял. Потому что Бешеный, сам того не заметив, давно стал Тритоном. Стал профессиональным киллером.

Который, в отличие от Бешеного, смог верно оценить ситуацию и смог понять, что это его последняя акция. Так как при ликвидации людей такого высокого ранга исполнителей в живых не оставляют. Заказчик рубит единственную, ведущую к нему ниточку.

Складно у них получается. Он, Тритон, ликвидирует объект, а «шестерки» Хомяк и Синица ликвидируют его. Причем без шума и пыли, так как он сам, следуя плану эвакуации, подойдет к ним, добровольно сядет с ними в машину и позволит увезти себя в тихое, безлюдное место. Потом кто‑то ликвидирует ликвидаторов, и никакое следствие не дознается, кто заказал того барина.

Выходит, что Хомяка и Синицу заставляли стоять на стреме с единственной целью, чтобы чистильщик привык к ним, перестал опасаться их и в нужный момент спокойно подставил под их стволы свой затылок.

Ну гниды!..

– Объект подъедет со стороны бульвара, выйдет из машины и пойдет к третьему подъезду стоящего перед тобой здания, – бубнил голос в наушнике. – Работать лучше в момент выхода из машины или когда объект будет открывать входную дверь…

От дороги до подъезда было шагов двадцать. Тритон осмотрел через оптический прицел подходы. Увидел домофон.

Который все сильно упрощал.

Объект подойдет к двери, начнет возиться с ключом или кнопками домофона и в это мгновение замрет, станет неподвижен и открыт, как поясная мишень в тире. Секунд пять‑шесть открыт. За это время надо успеть произвести выстрел.

Не такая уж сложная задача, если учитывать кратность оптики, расстояние и заранее знать, где объект остановится, подставившись под перекрестье прицела.

Только что потом?..

– Оружие оставь на месте. Эвакуируйся по условленному маршруту. И, пожалуйста, без самодеятельности. Как понял меня?

– Понял вас.

– Тогда желаю успеха…

О приближении машины предупредили за несколько м нут.

– Трехминутная готовность.

Тритон поднял винтовку, положил на кем‑то заботливо прибитую к стропилам планку, направил на входную дверь третьего подъезда и замер в ожидании.

Через три минуты во двор завернул черный «Мерседес». Тритон почувствовал, как у него мгновенно вспотело лицо и ладони. Как тогда, в камере смертников…

Он быстро опустил правую руку вниз, обтер о штаны.

Теперь надо спокойно, спокойно…

Из машины вылез мужчина. Медленно пошел в сторону подъезда, остановился, повернулся, что‑то сказал водителю.

Он, человек с фотографии. Он!

Риски прицела сошлись на лице. Но объект сделал шаг в сторону и выпал из перекрестья.

Нет, не сейчас, позже.

Мужчина снова развернулся и пошел к подъезду. Теперь точно пошел. Обгоняя его, к двери побежал один из телохранителей. В руках у него был ключ.

Значит, возиться с домофоном объекту не придется и тех пяти секунд нет. Придется бить с лету.

Тритон выцелил голову объекта.

Телохранитель распахнул дверь и проскользнул внутрь, чтобы проверить подъезд.

Вот, теперь…

Но затылок объекта заслонили в объективе прицела бычья шея и плечи второго телохранителя. Все, теперь объект не достать…

– Я его не вижу, – шепотом сказал Тритон. – Я ухожу.

– Работать! Объект сейчас будет доступен! – заорал голос в наушнике.

Как же он будет…

Но действительно, телохранитель неожиданно резко повернулся и посмотрел куда‑то в сторону. Затем сдвинулся, наверное, чтобы прикрыть охраняемое тело от угрозы нападения справа. Сдвинулся буквально на десяток сантиметров, но этого было довольно.

Тритон подвел крест прицела к основанию черепа и нажал на спусковой крючок. Пуля коротко вычертила в воздухе невидимую прямую и ударила в позвоночник, ломая и дробя шейные позвонки.

Но результата выстрела Тритон уже не видел, он перебежал к слуховому окну, расположенному с другой стороны дома. Выглянул, увидел сидящего в машине Синицу и все еще читающего газету и периодически посматривающего на подъездную дверь Хомяка.

Ждут. Его ждут. Наверное, им уже сообщили, что акция состоялась. И что чистильщик должен появиться не позже чем через минуту…

Он еще не принял решения, но уже действовал. Автоматически действовал. Как Тритон.

Вначале микрофон! Чтобы они не услышали и раньше времени не всполошились… Нащупал пальцами булавочную головку микрофона, аккуратно вытащил. Положил в середину рваного пальто, закутал полами.