Ревизор 007

Отработанными движениями проверил винтовку. Отодвинулся подальше от слухового окна, чтобы его не было видно. Поймал в объектив прицела голову Хомяка. Двинул вниз флажок предохранителя. Обжал указательным пальцем скобу спускового крючка.

«А вдруг это ошибка и его никто не собирается…» – продолжал сомневаться Бешеный.

Но Тритон уже не сомневался. Задержал дыхание и плавно потянул скобу на себя.

Выстрел! Хомяк откинулся головой на спинку скамейки.

Теперь очень быстро…

Тритон перевел винтовку на машину, в которой сидел Синица. Переднее стекло бликовало, и его почти не было видно. Но выбирать не приходилось. Поймал в перекрестье силуэт головы…

Выстрел!

Выстрел!

Теперь даже если он не убит, то ранен.

Бросил винтовку, побежал в дальний конец чердака. Туда, где была пожарная лестница. Быстро перебирая металлические прутья перекладин, спустился на землю.

Теперь ходу!

Пробежал в соседний двор, из него в другой, пересек какую‑то улицу, снова углубился в дворы. Потом перешел с бега на быстрый шаг.

Надо уходить из города. Пока они не начали облаву…

Добрался до вокзала, сел в первую уходившую от платформы электричку. Только когда закрылись двери, понял, что у него нет билета, нет денег и нет документов, и, если по вагонам пройдет контроль, он вызовет подозрение.

Надо добыть деньги. И желательно другую одежду.

Он сошел на платформе, которую обступал лес. Он потому и сошел здесь, что увидел лес. Прошел по хорошо натоптанной тропе несколько десятков метров. Осмотрелся. Пожалуй, здесь…

Отломил от дерева небольшой, с палец толщиной сучок. Обкусал один его конец.

Теперь сойдет.

Встал за густые кусты.

Мимо него к электричке и с электрички шли люди.

Но чаще всего шли группами или шли не те, кого он ждал.

Нет, не то.

И этот тоже…

А вот этот подходит.

По тропе быстро шел молодой парень. Шел один.

Тритон вышел из‑за кустов, делая вид, что застегивает «молнию» на ширинке.

– Слышь, парень, ты не скажешь, как пройти на платформу? Парень на мгновение остановился:

– Так вот же она.

Тритон приблизился вплотную:

– Где, где?

Парень вытянул правую руку. И посмотрел в сторону, куда показывал. Открыв для удара лицо и шею.

Удобнее всего было бить в шею, в сонную артерию. Но если бить в шею, то хлынувшая фонтаном кровь забрызгает одежду…

Нужно найти другое место…

Тритон ударил парня под дых, чтобы лишить его голоса, чтобы он не мог позвать на помощь. Ударил, как учили, исподтишка, почти без замаха, костяшками пальцев. И когда парень согнулся, воткнул ему в глаз заостренный конец жесткого, как железо, сучка.

Парень замычал, задергался. Но он все еще был жив.

Тритон обхватил, придержал левой рукой дергающийся затылок и раскрытой ладонью правой вдавил выступающий из глазницы сук глубже. До упора вдавил.

Парень затих.

Тритон оттащил его подальше в кусты. Вывернул карманы.

Нашел сезонный проездной на пригородные электрички и вполне приличную сумму денег. Теперь можно было легально доехать до соседней области.

Снял с тела одежду.

Пиджак был впору, штаны чуть длинноваты. Ну ничего, главное, что они не напоминают прежнюю одежду…

Через двое суток Тритон был далеко от места побега. Но особой радости не испытывал, понимал, что рано или поздно к нему подойдет случайный милиционер и попросит предъявить паспорт. Которого нет.

Позарез нужен был паспорт. И нужны были деньги.

Тритон вспомнил уроки, преподанные на зоне Бешеному. Сообразил, как найти в незнакомом городе тех, кто может ему помочь.

И пошел в баню. Не в одну баню. И не один раз.

Он ходил в бани и рассматривал голые торсы моющихся мужиков.

Этот не подходит.

Этот тоже.

А вот этот… Татуировка на груди, спине и руках. Кресты, кинжалы, церкви с куполами… Не просто татуировки, уголовные татуировки, особый для посвященных язык. Ну‑ка, что там?

Три ходки на зону, проклятия ментам, отказ от работ…

Пойдет.

Подлез к владельцу церковных куполов с шайкой.

– Разговор есть.

– Ну?

– Нужен выход на деловых.

– Ты чего, мужик? Какие деловые? Не знаю я никаких деловых.

– Не забивай гвозди! Мне они позарез нужны.

– Тебе нужны – ты и ищи… Откуда ты вообще взялся?

– Оттуда. Меня зеленый прокурор амнистировал. Если не поможешь – спалюсь на первой ломке.

– А ты мне, часом, не пушку заряжаешь?

– Да ты что?! Век воли не видать. Какие пушки, когда менты на хвосте сидят.

– Ладно, дам тебе один адресок…

По названному шепотом адресу жил невзрачный мужичок, которому пришлось пересказать уголовную биографию Бешеного, перечислить кичи, на которых он тянул срок, назвать кликухи сокамерников. Потом был другой мужик, искавший общих по зоне знакомых и нашедший таких знакомых. И лишь потом была блатхата и разговор по делу.