Ревизор 007

Или действительно захлопнули?

Отмотать назад и снова послушать. Шаги… лестница… шаги… металлический скрип… Очень похоже надверные петли. Вернее, на массивные петли бронированной дверцы сейфа. Но зачем там металлическая дверь? Вход в бомбоубежище? Или?..

Или вход в непроницаемое для радиосигналов помещение. В спецбокс, называемый по‑простому «заглушка». Но тогда!..

Стоп! Спешить с выводами рано. Сейчас он выйдет, и, возможно, ситуация прояснится – он кому‑нибудь что‑нибудь скажет или ему скажут…

Но Референт не вышел. Не вышел через час, не вышел через два, не вышел через десять. Вообще не вышел!

Но не живет же он там, в подвале!

Значит, получается, что это действительно спецбокс. И получается, что дело – дрянь! По всей видимости, они нашли «клопа». Он зашел в бокс, и его проверили на наличие электронной записывающей и прочей аппаратуры, потому что всегда проверяют. Его проверили и нашли, что искали. Нашли микрофон. Какой прокол!

Но кто мог знать, что в обычном административном здании есть спецбокс, который не каждая областная ФСБ имеет! А эти…

Зачем им спецбокс, который предназначен для работы в условиях тотальной технической слежки? Например, в посольствах, расположенных на территории вероятного противника, для доверительного общения с особо ценными агентами.

А здесь вроде как своя страна.

Очень интересно. Все более и более интересно! «Кукла», спецбокс… Может, это то, что он так долго искал? Совсем не там искал, вынужденно использовав тактический прием пальбы по площадям, натравливая слежку чуть не на каждого второго жителя области.

Может, это именно та арбузная корочка, на которой, споткнувшись, сломал себе шею Резидент? Тогда надо крайне осторожно, на цыпочках…

Бывших в его распоряжении наемных филеров Ревизор забраковал – не тот уровень. Им можно доверить разработку бизнесменов и уголовников, но не людей, которые располагают профессиональным шпионским оборудованием. Против оборудования должно работать оборудование, а не наспех мобилизованные шпики.

Нужно изыскивать новые технические возможности. Нужно изыскивать такие возможности, которыми не располагает противник, чтобы опередить его хотя бы на полшага. Просто «жуки» здесь не подойдут. Просто «жука» они уже нашли.

Нужны самые новые разработки.

Только где их взять?

Обращаться за помощью в альма‑матер смысла нет. Во‑первых, это не поощряется, во‑вторых, неограниченные возможности Конторы давно закончились. Остались только ограниченные. В виде морально устаревших, трех‑пятилетней давности спецсредств. Что для спецсредств, учитывая темпы развития электроники, много.

Требуется более современная техника. Самая современная. Которую можно найти в «их» спецслужбах, а у нас только в элитных подразделениях ФСБ и Службы Безопасности Президента. Или… в структурах, работающих против ФСБ и Службы Безопасности.

Одну такую фирму Ревизор, кажется, знал, хотя она не рекламировала свои услуги и не размещалась в желто‑золотых телефонных справочниках. Лишь однажды ее название было вскользь упомянуто в телевизионных новостях в связи с очередным скандалом, разразившимся в высших эшелонах власти. Фирма предоставила свои технические возможности одной из конфликтующих сторон. И, значит, имела такие возможности.

Но обращаться к ним напрямую нельзя. Слишком опасно. Нужно действовать обходным маневром, исподтишка.

Ревизор поймал одного из работников АО возле машины. Ревизор был в новорусском прикиде, который, так же как армейская форма, обезличивал, оставляя в памяти собеседника только слепящий блеск золотого цепака, перстней и часов «роллекс».

– Короче, мужик, мне «жучила» нужен, по которому чужой базар чисто, как если рядом стоять, слышно. Охота мне за своей телухой поглядеть, куда она, стерва, ноги делает, когда я с хаты валю.

– Какой «жучила»? Извините, я вас не понимаю. Я работаю просто охранником.

– Кончай ерзать! Мне корефаны шепнули, что у вас здесь все есть. И «жучила», и видаки. Кореша по‑пустому тренькать не станут.

– Я никак не пойму, что вы хотите, – чуть менее уверенно заявил работник АО.

Браток сунул еще тысячу.

– Ты, я вижу, сам нулевой. Но оттуда. Ты сведи меня, чисто, с кем надо, чтобы порожняк не гонять, а я в долгу не останусь.

Вытащил, распушил веером двадцать стодолларовых купюр. Но на этот раз в карман их не сунул.

– Может, вам прийти в офис, заключить официальный договор и…

– Ну ты меня вконец запарил. Мне с договорами лучше не дрематься. Я наличными бабками забашляю.

Добавил к первому вееру другой, такого же достоинства.

– Ну тебе чего, шесть штук «зелени» мало?

Охранник менжевался.

– Ну я гляжу, ты какой‑то малахольный, блин, какой‑то тормозной, – потянул браток деньги к себе.

– Нет, я могу попробовать. Но у нас с этим строго, и вряд ли он…

– А ты кинь ему задаток. За базар. Тока за один базар. Вытащил толстую, перетянутую веревкой пачку.

– Это ему, за чтоб он тебя послушал. А если он придет, я ему в два раза отстегну. Десять кусков президентами, как с куста! За то, что тока придет! А за потом другой базар будет.