Ревизор 007

В пять часов из проходной НИИ радиоэлектронной промышленности пошел народ. Может, не так густо, как, скажем, десять лет назад, но все‑таки потихоньку пошел… Одни двинулись к остановке городского автобуса, другие к автомобильной стоянке.

Наиболее интересны были те, что шли к стоянке, потому что в большинстве своем были старшими научными сотрудниками, завлабами и замзавлабами. Они шли мелкими группами, постепенно расходясь по своим потрепанным «пятеркам» и «шестеркам».

Одну такую машину, на выезде из стоянки, проголосовал священник в рясе и с «дипломатом» в руках. Священнику водитель не остановить не мог.

– Не подбросите?

– Садитесь.

Священник сел. Священник был волосат и бородат так, что лица не разглядеть, был с крестом на груди и в затемненных каплевидных очках.

– Закурить можно?

– Пожалуйста.

Священник закурил дорогие импортные сигареты.

– А вам курить разве не запрещается? – удивился водитель.

– Нет. Курение табака не есть грех, равный греху пьянства или любострастия, хотя последствия сей дурной привычки для организма пагубны.

– А почему тогда вы курите?

– Сия пагубная привычка приобретена мною в прошлой моей мирской жизни, до получения церковного сана. И по сию пору я не могу от нее избавиться.

Выпустил в ветровое стекло кольцо дыма.

– Вам куда, святой отец?

– Вообще‑то никуда. Вообще‑то к вам.

– Ко мне?!

– К вам, почтеннейший. По поручению его святейшества епископа Павла.

Водитель удивленно покосился на священника.

– Господи, да зачем я ему мог понадобиться?

– Не поминайте имя господа всуе, ибо это грех, равный греху неверия. А послал меня его святейшество по неотложной надобности. Требуются нам специальные устройства, в простонародье именуемые «жуки».

– “Жучки”, вам?

– Истинно так – нам, – как‑то даже с укором ответил священнослужитель. – Служба Отцу Нашему требует не одних только свечей и купелей, но и современных электронных приборов, ибо технический прогресс есть создание ума человеческого, угодное богу, когда используется слугами божьими во имя бога и во благо паствы его.

– Но зачем они вам?!

– Существует множество религиозных конфессий, между коими, как бы это мягче сказать, идет борьба. И есть множество, от сатаны, сект…

– Погодите, какая борьба?

– За души прихожан, – осуждающе покачал головой священнослужитель. – В том числе боремся мирскими методами, ибо сказано – поднявший оружие обращает его против себя. Если православие не будет защищаться, оно погибнет.

– Но при чем здесь «жучки»?

– Ими и молитвами одолеем мы врагов веры нашей, ибо тот, кто предупрежден, – силен верой и знанием, силен вдвойне.

– Извините, а почему епископ послал вас, а не кого‑то другого?

– Потому что я, с благословения его святейшества, состою в службе безопасности епархии.

– Где?!

– В службе безопасности. Епархии. Почему вы удивляетесь? Сейчас такие времена, что заботиться о безопасности должны не только в миру. Лично я, слава господу, возглавляю отдел технической контрразведки.

– Почему вы не обратились в специализированный магазин?

– Там нет того, что нам нужно. Мы проверяли.

– А что вам нужно?

– Передающие устройства, закамуфлированные под электролампочки. Которые могут передавать сигнал по электропроводам.

– И при этом гореть?

– Конечно, гореть!

– Это невозможно.

– Епархия хорошо заплатит. Очень хорошо заплатит. Когда дело идет о спасении душ заблудшей паствы, деньги роли не играют. Подключайте любых, какие вам нужны, специалистов. Хоть целые НИИ. Я верю – бог укажет вам верный путь.

– Сколько у меня времени?

– Неделя.

– Сколько?!

– Хорошо – две. Через две недели я должен получить опытный образец. Денег не жалейте. Лучше потратить на заказ неделю и миллион долларов, чем месяц и пятьдесят тысяч. Время важнее денег. Дела духовные не терпят отлагательств.

– Я, конечно, могу попробовать…

– Пробуйте. Бог вас не оставит…

Через три недели заказ был готов. Над заказом в поте лица трудилась бригада из двух десятков привлеченных специалистов ведущих НИИ. За каждый день работ они получали полтысячи долларов. Но дело было даже не в деньгах, ученые дорвались наконец до коллективной работы. Они собирались в прокуренных квартирах и методом мозгового штурма, крича, размахивая руками, изрисовывая графиками случайные клочки бумаги, споря до хрипоты, решали очередную вставшую перед ними проблему. Они вернулись в те уже почти забытые времена, когда государство поручало им грандиозные задания, и они вот так же авралом, неделями не видя близких, недосыпая ночей, в сигаретном чаду решали неразрешимые на первый взгляд задачи.

Они вернулись в свою молодость.

– Слушай, а если так?

– Чушь, полная чушь! Галиматья.

– А так?

– Погоди, погоди, что‑то в этом есть. Только если не так, а вот так и так.

– Точно! Ну точно же!

– И если использовать замкнутый контур… Лампочка была упакована в рифленый картон, как и все другие лампочки. И выглядела, как все другие лампочки – с блестящим цоколем, круглой стеклянной колбой и слегка провисшей спиралью накаливания.