Ревизор 007

– Ну‑ка дыхни. Сильнее, сильнее. Ты что, пил вчера?

– Самую малость. Пришлось на помолвке. Сестра замуж выходит.

– Что‑то часто у тебя сестра замуж выходит.

– Так прошлый раз не сестра. И не замуж.

– Еще раз, и… переведу в сантехники.

– Никак нет! Больше такого не повторится!

– Сегодня работать не будешь. Посидишь на телефоне.

– Но я…

– Не слышу?

– Есть посидеть на телефоне!

– Вот так! Остальным проверить оружие и быть готовыми через пять минут…

Телохранители были готовы раньше, чем через пять минут, потому что были идеально вышколены, вначале в армии в спецвойсках, потом тут.

– Разрешите доложить?

– Вижу. Начинайте погрузку в машины.

Хотя машины были не бэтээрами и не военными «Уралами», а навороченными джипами. Но так было проще. Уставные команды доходили до сознания телохранителей лучше и быстрее…

Главный телохранитель открыл свой сейф, достал пистолет и кобуру скрытого ношения. Нацепил «сбрую», машинально следуя давней привычке, ткнул руку за обшлаг пиджака, проверяя, как ляжет в ладонь пистолет.

Набрал по мобильному номер шефа.

– Я готов.

– Я – тоже.

До обеда шеф мотался «по точкам». Кому‑то жал руки, кого‑то разносил, что‑то обещал… Но разносил и обещал как‑то в полсилы, рассеянно думая о чем‑то своем.

Телохранитель должен не только оберегать порученное ему тело от кинжалов и выстрелов в упор, но и обращать внимание на его физическое и психическое состояние. Поэтому всякий телохранитель чуть‑чуть врач и чуть‑чуть психолог.

Но даже непсихологу было видно, что с шефом что‑то не в порядке.

– Вы плохо себя чувствуете? – тихо спросил начальник охраны. – Может, отменить остальные встречи?

– Нет, все нормально. Ничего отменять не надо. Телохранитель должен обращать внимание на состояние охраняемого тела, но не может ему указывать.

– Поехали.

Шестым объектом в графике встреч был детский сад. На черта он ему сдался? Как правило, шеф до второстепенных объектов не снисходил. Городское хозяйство – забота городского начальства. Но в этот раз почему‑то сделал исключение…

Чудит шеф. Хотя ему можно…

Начальник службы безопасности приблизил к губам рацию:

– Селезень вызывает Кочета. Как там у вас?

– Нормально. Заняли исходные позиции.

– Верхние горизонты смотрели?

– Смотрим. Пока все чисто.

– Шевелитесь быстрее, мы минут через пятнадцать будем на месте…

Кочет переключил радиостанцию на передачу:

– Гусакам доложить окончание работы через десять минут.

– Есть через десять минут.

Гусаки отключили радиостанции и выматерились. Кто про себя, кто вслух. Вчера весь день, как гончие, и сегодня без продыху… Вконец достало начальство…

Выматерились и полезли на чердаки. Потому что работа такая, что не то что на чердак, в дерьмо макнут в полном обмундировании и при этом улыбаться прикажут…

– Докладывает Гусак‑два. У меня все люки закрыты на замки. Что делать?

– Забирайся по наружной лестнице.

Ну, значит, надо забираться. В костюме‑тройке по железной лестнице, цепляясь пальцами за холодные, проржавевшие прутья. Ну не дурдом?!

Последняя ступень. Крыша. Деревянный разбитый трап, ведущий к слуховому окну.

Гусак‑два сунулся в пыльный сумрак чердака. Несколько голубей, резко всполохнув крыльями, отлетели за балки. Телохранитель, отпрянув, выдернул из кобуры пистолет.

– У, черти, напугали.

Пошел по кучам светлого голубиного помета, тыкаясь дулом в темные углы. Добрался до противоположного края дома. Вылез на крышу. Осмотрелся.

Никого.

Вытащил из кармана рацию:

– У меня все чисто.

– Понял тебя.

Гусак‑три тоже бродил по чердаку, вляпываясь лакированным черным ботинком в голубиные отходы. Он прошел почти весь дом, когда за третьей балкой уловил какое‑то движение.

Неужели?..

Переть дальше буром было опасно. Телохранитель замер. Нащупал рифленую рукоять пистолета. Надо броском, вон до той кучи мусора и там, если что, залечь и открыть стрельбу на поражение. Ну, с богом…

– Гусак‑четыре вызывает Кочета.

– Кочет слушает.

– У меня все нормально.

– Понял тебя…

Гусак‑три прыгнул из‑за балки к куче мусора, на лету скашивая глаза в сторону опасности. Упал, перекатился за импровизированную, из досок, шифера и битого кирпича, баррикаду из положения лежа ткнул вперед пистолет и тут только сообразил, что увидел.

Черт его забери!

За третьей балкой, в куче тряпья, спал какой‑то бомж.

– Гусак‑три вызывает Кочета. У меня все спокойно… Нависшие над детским садом крыши и чердаки были проверены и угрозы не представляли.

– Всем отбой…

Кортеж Главы администрации должен был появиться с минуты на минуту…

В девяносто седьмую квартиру, расположенную на восьмом этаже типовой девятиэтажки, позвонили.

– Кто там?

– Горгаз. Надо проверить состояние вашей плиты.

– Но у нас уже смотрели плиту. Совсем недавно.

– Я знаю. И именно поэтому пришел. У вас отдушки засорены. Открывайте!

– Откуда я могу знать, что вы из горгаза?

– А я вот сейчас вам газ перекрою за то, что вы препятствуете техническому обслуживанию вашей плиты. Побегаете тогда.