Ревизор 007

– Пропустите нас! – громко сказал Ревизор. – Мы первые зашли!

И втолкнул между охранником и бухгалтером растерявшегося клиента.

Охранник, грубо притиснутый к стене, забеспокоился и перенес свое внимание на напиравшего на него человека. Который в этот момент представлял для него наибольшую угрозу.

Ревизор, нагнувшись, зацепил головой очки на носу бухгалтера и одновременно, просунув левую руку под «дипломат», располосовал бритвой его дно. Пачки денег мягко упали в подставленный непрозрачный полиэтиленовый пакет.

– Вы чего! Осторожней! – возмутился Ревизор, потирая освободившейся рукой расцарапанный до крови углом очков лоб. – Чуть глаз мне не выкололи.

– Я, простите… Я случайно, – залепетал бухгалтер.

Ревизор открыл наружную дверь и, воспользовавшись коротким всеобщим замешательством, вышел.

У него было несколько минут до того, как бухгалтер сообразит, что его «дипломат» полегчал. Этих минут было вполне достаточно, чтобы успеть скрыться по заранее разведанному маршруту эвакуации.

Ревизор, сопровождаемый взглядом водителя, сидящего в машине, завернул за угол, еще раз завернул, еще раз и, таким образом обойдя квартал, оказался недалеко от сберкассы, но с противоположной от той, куда он уходил, стороны.

– Он туда побежал! Туда! – закричал показывая направление, водитель.

– Когда?

– Только что!

Охранник и бухгалтер бросились за угол, вдогонку вору, взрезавшему «дипломат» с деньгами. Водитель развернул в их сторону машину.

Погоня счастливо удалялась от похитителя. Но скоро она должна была расшириться за счет прибывшей на место преступления милиции. Которая начнет опрашивать потерпевших и свидетелей, видевших вора. И, возможно, начнет облаву силами поставленных в известность милицейских патрулей.

Но не сразу. Не раньше чем через полчаса‑час. Которые следовало употребить с пользой.

– Вы не подскажете, где здесь сберкасса?

– Да вот она.

– Нет. Не эта. Другая. Здесь сегодня платежи не принимают.

– Тогда садитесь на второй трамвай и…

В «другой» сберкассе Ревизор действовал прямолинейно. Прижал в двери получившего наличность гражданина и выудил у него из кармана пачку денег. И заодно, чтобы два раза в карман не лазить, паспорт.

– Проходите.

– Нет, только после вас.

Теперь следовало как можно быстрее избавиться от привлекающих внимание денежных пачек. И заодно – «отмыть» грязно доставшиеся купюры.

У ближайшего пункта обмена валюты Ревизор сдал рубли, получив взамен них занимавшие гораздо меньше места доллары. Чистые доллары.

– Ну вы скоро? – торопил его стоящий сзади гражданин.

– Сейчас.

– Ну почему вы так долго?

– Сумма большая.

– Между прочим, у меня тоже сумма большая.

Большая?..

Ревизор отошел от окна, пропустив к нему страждущего долларов покупателя.

– Мне тысячу.

Гражданин получил деньги, пересчитал их и сунул в карман. В «чужой карман» – потому что задний.

Итого прежние пять, плюс эта одна – получается шесть тысяч долларов. Немного. Но для того чтобы обосноваться на новом месте – достаточно.

Теперь следует еще раз сменить внешность, чтобы миновать милицейские патрули, которым могли успеть передать ориентировку на гражданина в темном костюме…

Ревизор завернул в ближайший подъезд, поднялся на верхний этаж. Нет, этот подъезд не подходил. Его недавно мыла жэковская уборщица.

Другой подъезд другого дома. Та же картина.

Еще один. С застарелой грязью на лестнице и площадках. Подходящий подъезд.

Ревизор внимательно оглядел все двери и остановился на одной, с непотревоженной возле коврика пылью. Длинно позвонил раз, два, три и, когда никто не ответил, открыл замок импровизированной отмычкой.

В квартире было сумрачно, жарко и пахло пылью. Верный признак, что ее давно не посещали. На вешалке в коридоре висели куртки и плащи. В том числе нужного размера.

Все остальное можно было найти в платяном шкафу.

Рубахи.

Костюмы.

Нет, это уже было. Теперь более подходит спортивный стиль. Вот эта рубашка. И эти джинсы. Чуть великоватые, но можно утянуть их в поясе ремнем и прикрыть выпущенным поверх вон тем джемпером. А штанины подвернуть, что новая мода разрешает.

Ансамбль завершить кроссовками.

Вроде ничего. Простенько и спортивно.

Осталось поправить под предложенный стиль лицо.

Ревизор прошел в ванную комнату, посмотрел на себя в зеркало. Оброс. Надо бы побриться. Но, с другой стороны, не надо. Потому что рано. Пока еще рано…

Сунул хозяйскую бритву, крем для бритья, карманное зеркальце, зубную щетку с пастой в пакет. Потом пригодятся.

Снова взглянул в зеркало.

Ладно, пусть лицо остается как есть. А вот прическу надо поправить. В объемах увеличить надо. Как там его учили на уроках грима?

Взял расческу, начесал, взбил волосы. Закрепил прическу с помощью лака хозяйки.

Вроде ничего.

Увидел поролоновую, для мытья ванной, губку, отрезал от нее два лоскута, засунул их в рот и протолкнул за зубы, чтобы слегка утолстить щеки. Взглянул в зеркало. Поправил поролон, добиваясь симметричности лица.

Ну вот, совсем другой человек. По виду другой. По духу другой. Более молодой, с более полным лицом, более спортивный. Совсем не тот, что грабил граждан в сберкассах. И даже с другой фамилией.