Ревизор 007

– Куда он так прет с таким прицепом, придурок! – мельком поразился водитель джипа. И тут же забыл об этом. И сразу же вспомнил, заметив, что из бочки вытекает что‑то желтое и вязкое.

Что это? Масло?.. Подсолнечное масло билось об асфальт, разлеталось во все стороны брызгами, кропя дорогу, образуя лужицы. И черт бы с ними, с лужами, но впереди идущий грузовик вдруг затормозил.

Водитель среагировал мгновенно, но среагировал неправильно. Он попытался съехать в сторону, но машина пошла юзом. Пошла юзом на встречную полосу, где на очень приличной скорости приближался «КамАЗ». Который должен был завершить дело.

Но завершил не «КамАЗ».

Водитель непонятно как вильнул в сторону обочины, надеясь вывалиться на грунт, где пусть ценой разбитой машины, но остаться живым. Он бы, возможно, даже проскочил, если бы в этом месте обочина не обрывалась вниз безнадежно крутым склоном. Водитель вывернул руль и плавно вжал в пол педаль тормоза, не надеясь избежать удара, но желая хотя бы уменьшить его силу. Но грузовик с бочкой вдруг резко сбросил скорость и почти остановился. Давить на тормоз было бессмысленно, педаль уперлась в пол. Джип, скользящий колесами по масляным лужам, врезался в бочку. Врезался на скорости восемьдесят километров в час. Наверное, даже при таком раскладе водитель джипа мог остаться в живых. Если бы был пристегнут. Вернее, он был пристегнут, но язычок ремня выскочил из замка, и тело водителя бросило с сиденья вперед, грудью в рулевое колесо. Раздался хруст ломающегося руля и хруст ломающихся костей. Острые обломки руля, словно кинжалы, пробили грудную клетку. Джип подняло свечкой, ударило крышей о бочку, отбросило на обочину.

Из грузовика и шедшего навстречу и остановившегося «КамАЗа» выскочили водители, подбежали к покореженному джипу. Увидели среди исковерканного железа залитое кровью, обсыпанное осколками ветрового стекла тело. Водитель был еще жив, он беззвучно, как рыба, раскрывал рот, пытаясь то ли что‑то сказать, то ли закричать. На его губах пузырилась кровавая пена.

– Жив? – даже как‑то удивленно спросили водители.

И, пытаясь помочь, потащили раненого из обломков машины. Очень неудачно, непрофессионально потащили, раздирая обломками железа раны.

Но водитель еще был жив, хотя и потерял сознание. Он бы все равно умер, но умер бы чуть позже, в больнице. А надо было, чтобы сейчас.

Водители переглянулись. Один показал глазами на стекающий из покореженного бака бензин. Другой еле заметно кивнул.

– Не идет, – демонстративно потянул раненого водителя на себя.

Второй встал на колени и, делая вид, что пытается освободить зажатое тело, вытащил из замка тонкую жестянку, которая не дала защелкнуться ремню безопасности.

Бензин растекался лужей.

Водители оглянулись по сторонам. Машин не было. И не должно было быть еще несколько минут. На двух отстоящих Друг от друга на несколько километров временных постах непонятно с чего озверевшие гаишники проверяли документы и потрошили аптечки у десятка разом остановленных легковушек.

– Все чисто.

Водители нашли в бардачке сигареты, раскурили одну из них и положили краем в лужу бензина.

– Бежим! Сейчас рванет!

Бензин быстро пропитал сигарету, дошел до тлеющего огонька и вспыхнул. Огонь разошелся по поверхности бензина, поднялся к баку, и раздался мощный взрыв.

В чадно горящем джипе остался намертво заклиненный в обломках водитель. Хоть в чем‑то ему повезло. Он не мучился. Он умер раньше, чем сгорел.

Водитель «КамАЗа» с места происшествия скрылся, так как не любил общаться с автоинспекцией. Водитель грузовика остался. Но водитель грузовика был невиновен. Виновен был покойник, наскочивший на него на сумасшедшей скорости своим джипом. И был виновен тот, кто заставил прицепить к машине дырявую бочку.

Но судить за дыры в бочке нельзя. И милиция, пару дней продержав водителя в КПЗ, закрыла дело.

Что устроило всех. Кроме погибшего в ДТП нового Начальника службы безопасности.

 

Глава 42

 

Шифрограммы шли мощным, как половодье, потоком. Большая часть из них была шелухой – перепечаткой открытых источников. Меньшая – отчетом Туземца, какому‑то Бельгийцу.

Туземец докладывал, что при сохранении существующих тенденций начала событий следует ожидать в самое ближайшее время. Что ведется активная стимуляция первых лиц, в том числе путем финансовых вливаний и подтверждения ранее данных гарантий. Что противостоящие силы благодаря работе Монарха временно нейтрализованы. Но что доверять Монарху во всем не следует, так как он преследует свои цели и, возможно, догадывается, что его используют. Что в среде серьезных бизнесменов, предпринимателей и чиновников наметился серьезный крен в сторону западных моделей развития. Но крайне желательно активизировать встречный интерес большого капитала к природным, промышленным и геополитическим ресурсам региона. Что необходима тщательная оценка всех возможностей и тщательная проработка реакций на событие в Центре. И что последние социологические опросы показали рост узкопатриотических настроений и недовольство действиями Центра, что позволяет надеяться на благополучный исход событый.