Ревизор 007

Их не устраивает чрезмерно централизованная система управления страной, дискриминационная политика в отношении окраин, различие в возможностях субъектов Федераций, завышенные налоги, влияющие на розничные цены…

Студенты требуют довести до сведения населения свои требования к власти. Студенты поют революционные песни, скандируют зажигательные речевки и танцуют на подоконниках рок‑н‑ролл.

Возле университета начинает скапливаться толпа зевак. Милиция им почти не препятствует. В ряде институтов и техникумов прекращаются занятия. Студенты от нечего делать тащатся к университету, где бузят «педагоги».

Ход третий.

В весело плещущейся возле университета толпе кто‑то предлагает собрать подписи в поддержку требований засевших на шестом этаже студентов. По рукам идут общие тетради. Кто‑то из спонсоров студенток выкатывает на середину ящики с пивом. Толпа оживляется, горланит бодрые песни, грозит власти.

На место событий прибывают депутаты областной Думы, выяснять настроение населения. Приезжают представители власти успокаивать толпу. Но толпа не успокаивается. Толпа бузит.

Ход четвертый.

К толпе пешком, без охраны идет Глава администрации. Ему дают мегафон.

Он соглашается с тем, что Центр ведет узурпаторскую в отношении провинции политику. Но не считает это поводом для стихийного самоуправства.

Одинокой голос в толпе кричит:

– А мы без Центра проживем! Пусть катятся к… В толпе радостно ржут, кричат:

– Пусть катятся… Пусть! Хотим самостоятельности от Центра!

– Даешь свободу!..

Всю ночь студенты пьют дармовое пиво, горланят песни и танцуют при свете импровизированных костров. Все очень романтично и здорово.

Ход пятый.

Утром к университету прибывает подкрепление – несколько сотен по боевому настроенных молодых людей. Они предлагают пройти по городу до площади и предъявить власти ультиматум.

А чего бы не пройти? Пошли! Покажем им!.. Во время марша толпа, как снежный ком на мокром снегу, обрастает новыми людьми. На площадь выходит несколько тысяч человек.

– Мы требуем самостоятельности!

– Долой власть проходимцев!

Со стороны администрации выдвигается ОМОН. Но несколько десятков милиционеров не могут сдержать многотысячную толпу.

– Долой ментов!

– Ура свободе!..

В сторону милиции летят пустые банки из‑под пива. Горохом разбиваются о сомкнутые пластиковые щиты и каски. Что становится толчком к разгону демонстрации. Кто‑то из омоновцев, не сдержавшись, огревает приблизившегося к нему студента дубинкой по голове. В ответ на него сыплются пустые бутылки и камни. Омоновец падает.

На балкон третьего этажа выходит Глава администрации.

– Прекратить! – кричит он. – Я приказываю – прекратить избиение людей! Я приказываю…

Его слышат многие, но его не слышат озверевшие омоновцы. Они врубаются в толпу, отчаянно орудуя «демократорами». Студенты разбирают ближайшие скамейки. Теперь драка идет почти на равных, против дубинки – кол. На асфальт капает первая кровь. Кто‑то страшно кричит. Студенты достают омоновцев длинными тяжелыми жердинами, попадая в каски и щиты, но попадая и в руки и лица. Столь ожесточенное столкновение не может кончиться добром, это понимают все. Но изменить что‑нибудь уже невозможно. Пролитая кровь распаляет дерущиеся стороны. Студенты меняют тактику, нападая втроем, вдесятером на одного милиционера, забивая его кольями. Потерявшие над собой контроль омоновцы вытаскивают оружие и открывают стрельбу на поражение. В общей сложности погибает восемнадцать студентов!

Чего в стране еще не случалось.

Но обязательно должно случиться, потому что иначе народ не расшевелить.

Ход шестой.

Сразу после кровопролития четыреста студентов захватывают здание городской библиотеки и несколько автомобилей. Они сливают из баков бензин в стеклянные бутылки и клянутся что сожгут себя, если власть не пойдет им навстречу.

Четыреста живых факелов – это серьезно. Очень серьезно!

Областная Дума собирается на внеочередное, ночное заседание. Думу со всех сторон окружает скандирующая, с тысячами горящих импровизированных факелов толпа. Стекла дребезжат от криков и песен. И Дума большинством голосов принимает неожиданное, сенсационное решение – выйти из состава Российской Федерации с образованием самостоятельного, с собственной законодательной и исполнительной властью, государства. Толпа ревет… Глава администрации под беспрецедентным давлением общественности и во избежание коллективного самосожжения четырехсот студентов подчиняется решению Думы. И предлагает вынести обсуждение вопроса на референдум.

Утром в школах, институтах и клубах открываются избирательные участки. Тысячи людей опускают в урны наскоро распечатанные на ксероксах бюллетени. Студенты ходят по домам, стучат в квартиры и просят, требуют, чтобы жильцы выразили свою волю.

К вечеру подсчитываются голоса. Подавляющее большинство населения высказывается за отделение.

Теперь с взбунтовавшимся Регионом справиться непросто. Под бунт подведена серьезная юридическая база – референдум.

Ход седьмой.

В учреждениях, на предприятиях, в институтах, просто на улице начинается раздача гуманитарной помощи, предоставленной иностранными благотворительными организациями. Благодетели обещают наладить ежедневную помощь и демонстрируют составы гуманитарных припасов.

Пенсионерам и работникам предприятий выплачивается единовременная материальная помощь из оставленных в области федеральных налогов.

Выгода – сильнее слов. И сильнее патриотизма на голодный желудок. Пользу самостоятельности начинают осознавать Даже скептики…