Ревизор 007

– Не бойтесь, не упустим…

И подумал – ни за что не упустим!

И довольный Сценаристом и собой пошел в свой, теперь уже точно свой, кабинет. Он шагал по коридорам администрации, вспоминая и снова проигрывая в уме сюжет только что сыгранной с Центром и выигранной партии. Это он придумал сделать первый ход, но он никогда бы не смог выстроить грядущую акцию в единую, рассчитанную по минутам цепь событий. Молодец Сценарист, оправдал затраченные на него деньги. Стократно оправдал!

Теперь повоюем. Теперь посмотрим кто кого!..

Войдя в кабинет, Глава администрации услышал звонок прямого телефона. Он не хотел поднимать трубку, он был далек от текущих дел, был весь в будущем. В скором будущем.

Он упал в кресло и погрозил кому‑то невидимому кулаком.

– Белые начинают и выигрывают, – проговорил он вслух когда‑то слышанную, шахматную фразу. – Начинают и… выигрывают…

Выигрывают!

Телефон зазвонил снова. И он поднял трубку.

– Слушаю вас!

– Это я.

– Кто я? Кто это там…

– Я, – твердо сказал голос, хорошо знакомый голос. Тот, которого ты убил. Зачем ты меня убил?

Это был Начальник службы безопасности. Сгоревший попавшем в ДТП автомобиле. Дотла сгоревший!

И все же это был он!

Он!

Он!!

 

Глава 44

 

Объявление в местной вечерней газете не радовало. За потерявшуюся (число… время… место…) белую хромую болонку обещали только устное спасибо и банку варенья. Контора получила сообщение, приняла его к сведению и предлагала, в ожидании дальнейших распоряжений, действовать самостоятельно.

И больше ничего. Контора не информирует своих работников о своих действиях. Она информирует своих работников только об их действиях. Которые обязательны к исполнению.

Вот так!

Ну и что теперь делать? Пойти в лобовую – один против всех – атаку. И погибнуть в неравном бою? Или погибнуть под упавшим на голову цветочным горшком, оброненным длинной рукой Большого брата, если умудришься выжить в бою, но не умудришься его выиграть.

Что же делать?

Может, ничего не делать?

Но тогда почишь еще быстрее. За неисполнение приказа в условиях военного времени.

Нет, пересидеть лихое время в тылу не удастся. Хотя бы потому, что того тыла нет. Есть только передовая. Кругом передовая.

Ладно, ввяжемся в бой, захватим плацдарм и будем удерживать его до подхода главных сил. Которые, хочется надеяться, подойдут.

Ревизор осмотрел поле будущей битвы и выбрал очень Удачный, на его взгляд, плацдарм. Такой плацдарм, захват которого они игнорировать не смогут. Выбрал нефтеперерабатывающий завод. Единственный в Регионе. И единственный на все соседние регионы.

Для начала вознамерившийся заняться нефтебизнесом Сашок купил себе «крышу», потому что в таком деле без «крыши» нельзя. Без серьезной «крыши» с ним никто даже разговаривать не станет. Он по‑быстрому смотался в Чечню, к известному ему полевому командиру, и сторговал у него пятьдесят штыков. Чеченцы были голодны и злы как черти. Ревизор поселил их в пустующем пионерском лагере, оформив под беженцев, и каждый день отстегивал милиции по тысяче баксов, чтобы тех не трогали. Их не трогали.

Вторым заходом он прикупил взвод армейского спецназа в полном вооружении. Эти стоили втрое дороже чеченцев, потому что были не сами по себе, были армией. И по той причине не могли торчать без дела у черта на куличках в ущерб службе. Но Ревизор все же сторговался с командиром полка на два отделения спецназа, на два дня, за два новеньких, ему и начштаба, джипа.

Для доставки спецназа в день Икс пришлось зафрахтовать на месяц грузовой «ан».

Затем Ревизор подмазал милицию и командира местного ОМОНа, чтобы исключить их участие в конфликте на стороне противника. Он популярно, за сто тысяч «зелени», объяснил, что могут быть небольшие разборки между ним и местным криминалитетом и что не стоит на них обращать внимания. Он сам справится.

Пока Ревизор «наводил мосты», нанятые им шустрые ребята скупали у рабочих и служащих комбината акции по баснословно высокой цене. Конкуренты не могли дать такой цены, и акции перетекли к бизнесмену Сашку.

Но их было мало.

Тогда Сашок напечатал три пуда хорошо исполненных фальшивых акций и разом выбросил их на рынок, сбив тем цену до нижних пределов. Держатели акций в панике сбросили акции с рук. В руки предприимчивого бизнесмена Сашка. Он скупил все, в том числе поддельные акции. Но и в том числе настоящие, по цене почти такой же, как фальшивые. Конечно, с фальшивками разобрались и изъяли их из обращения, но было поздно, сорок с лишним процентов акций оказались в руках Сашка. Который был ни при чем, потому что больше других пострадал от фальшивомонетчиков.

Конкуренты тоже подсчитали проценты и наехали на удачливого скупщика акций, назначив стрелку.