Ревизор 007

На стрелку разбирающиеся стороны прибыли не одни. Прибыли со своими «крышами». Конкуренты притащили две дюжины бритоголовых братков со шпалерами в карманах.

Сашок скромно рассадил в стороне пятьдесят хмурых чеченцев.

И вежливо поинтересовался:

– Кто хотел говорить за комбинат?

– На понт берешь?

– Кончай базарить. Давай по делу.

– Хочешь по делу – давай по делу.

Из машин полез привлеченный конкурентами тюремный СОБР с автоматами наперевес. Чеченцы зло ощерились на камуфляж.

– Может, все‑таки обойдемся без войны?

– Обойдемся, если отдашь свою долю.

– А если не отдам?

Сашок небрежно махнул рукой.

По условному знаку из ближнего леса выкатились и мгновенно рассредоточились по местности два отделения армейского спецназа. Они разбросали, уперли в грунт сошки ручных пулеметов, раскрыли коробки с лентами, разложили перед собой веером ручные гранаты. Снайперы сбросили крышки с объективов оптических прицелов снайперских винтовок. Минометный расчет поставил на плиту ствол миномета.

Спецназовцы действовали так, как их учили. Как если бы в реальных боевых.

– Ну война так война…

Но никакой войны быть не могло.

Собровцы быстро собрались и, разбежавшись по машинам, уехали. Братва ошарашенно смотрела в тонкие дула ручных пулеметов.

– Предлагаю решить миром. Предлагаю так – мне комбинат, вам половина продукции на пять лет вперед, – сказал Сашок.

Это было очень щедрое предложение. Потому что с такой «крышей» он мог взять все.

– Лады.

Один из крупнейших в стране нефтекомбинатов перешел под контроль Ревизора. Который стал сразу всем нужен.

– Мы бы хотели с вами переговорить по одному очень важному делу, – сладким голоском пропел Председатель Союза промышленников и предпринимателей.

О’кей, почему же не поговорить. С человеком, который был в спецбоксе, был там в компании с Первым и, значит, участвует в заговоре, играя в нем не последнюю роль.

– Конечно, с большим моим удовольствием…

Есть поклевка!

– Э, слушай, ну ты, блин, где совсем? Я тут с попами уже перебазарил.

– С какими попами?

– Да с теми, блин, которых ты хотел.

– Я хотел?

– Ты, блин, конкретно с башки съехал! Ну те, которые янки.

– Ах эти… Нужны они мне теперь…

– Они тебе – не знаю. А ты им – точно. Я как про тебя болтанул, они аж задохлись от счастья…

Еще одна поклевка! Теперь не нужно ломиться в закрытую дверь, вызывая ненужные подозрения. Теперь они ее откроют сами. Легальным порядком. Ну до чего легко живется тем, кто имеет небольшой нефтяной заводик.

– Ладно, погнали…

У крыльца Всемирной Христианской церкви притормозил джип известного в городе предпринимателя и нефтемагната Сашка. Из джипа вышли Сашок и его приятель.

– Это че, здесь, что ли?

– Ну так вот же. Разуй зенки.

– А че – не стремно.

– Ну так! Все по фирме…

Приятели поднялись на крыльцо, открыли дверь. Охрана им не препятствовала, охрана приветственно вскочила с кресел и заулыбалась.

– Ну клево у них тут. Как надо.

В вестибюле церкви тихо играл орган, на стенах висели репродукции на библейские темы, полы покрывал ковролин, все было скромно и очень пристойно.

– Мы рады видеть в стенах храма… – начал какой‑то подскочивший к пришедшим мелкий служка.

– Слышь, нам этого не надо, нам к вашему главному. К этому, настоятелю, или как его там…

– Тогда вам сюда.

За дверью храм кончался и начинался нормальный офис.

С пластиковыми дверями, компьютерными столами и встроенными сейфами. Настоятель был тоже вполне обыкновенный, в скромном, за полторы штуки, костюме, пятисотбаксовых ботинках и золотых очках.

– Что вас привело ко мне?

– Он привел, – показал Сашок на приятеля.

– Ну да, я привел. Как, блин, говорил.

– Я рад познакомиться с человеком, о котором так много наслышан.

И он рад. Он рад даже больше. Потому что теперь можно вникнуть в хорошо отлаженный механизм продажи Родины. Можно выяснить, кто здесь главный, а кто сошка. И можно узнать, кого и за сколько они прикормили. Что очень важно, потому что, собираясь лезть в драку, надо знать, на кого лезть, знать, кто может ударить в спину и кто может эту спину прикрыть.

И лишь потом…

 

Глава 45

 

Тритон не умер. Тритон был жив. Был здоров. И полон решимости довести задуманное до конца. Не такой он дурак, чтобы под ставиться под смерть. Пусть другие… Пусть те, за кем охотится он. А он подождет. Он не торопится.

В той разбитой и сгоревшей дотла машине изжарился не он, совсем другой, посторонний человек, сыгравший роль Начальника службы безопасности. Он был такой же дурак, как и все остальные. Он позарился на деньги и кабинет. Тритон передал ему свою новую должность и передал свою смерть.

Он не ошибся и на этот раз. Он редко ошибался, когда речь шла о смерти. А здесь речь шла о ней. Потому что смерть – самое простое решение проблем. Самое лучшее решение проблем. И самое популярное решение проблем.