Ревизор 007

Еще один пинок в железо, теперь со всей силы. Уснули они там, что ли!

Дверь распахнулась.

– Да! – громко сказал Ревизор в «трубку» мобильного телефона. – Да… Да!

Шагнул в коридор, даже не взглянув на охрану, потому что Тритон не должен был смотреть на охрану. Прикрыв телефон рукой, бросил через плечо отрепетированную фразу:

– Закрой! Я скоро приду.

Дверь захлопнулась. Ревизор пошел по коридору. Пошел не оглядываясь. Что вряд ли бы удалось беглецу, ежесекундно ожидающему выстрела в спину. Но что удалось Тритону.

– Да, понял!..

Завернул на лестницу. Быстро поднялся на первый этаж. Здесь следовало действовать с еще большим напором. Здесь было светло, здесь пристальный взгляд выдавал его мгновенно и со всеми потрохами – с приклеенной бородой и усами, с синяками, с кровоподтеком на щеке.

Теперь налево.

Попал в холл. Увидел, как поднимаются навстречу какие‑то фигуры. Быстро пошел к выходу.

– Да!.. Понял!..Да!

Его не рассматривали, его воспринимали в целом. Пока в целом. Небольшая лестница вниз. Входная дверь. Сзади какие‑то голоса. Кажется, кто‑то говорит, что у него пиджак запачкан. Не обращать внимания, слушать телефон, это важнее, чем грязь.

Поднять предупреждающе руку, мол, – тихо!

– Да… Да… Понял…

Двор. Там под навесом должна быть его машина. Его джип. Но нет никакого джипа. Нет!

Обманул, гад. Обманул…

Торчать посреди двора было нельзя, было невозможно. Еще секунда‑другая, и они все поймут. Что должен был сделать Он в такой ситуации? Должен был потребовать машину. Как потребовать? Очень просто потребовать, сказать: «Машину!» Только как сказать? Эту фразу он не репетировал. И как ее произнести, не знает! Тогда надо не произносить, надо показать. Они поймут. Должны понять!

Не отрываясь от мобильного телефона, не поворачиваясь, стоя спиной, Ревизор громко, чтобы все слышали, повторил:

«Да… Понял!» И несколько раз ткнул рукой перед собой.

Машина подъехала почти мгновенно. Ревизор сделал быстрый шаг, открыл заднюю дверцу и упал на сиденье.

Поехали! – показал он рукой.

Водитель вывел машину за ограду.

Все. Кажется, спасен!

– Куда едем? – спросил водитель.

Ревизор ткнул рукой вперед. И увидел, как водитель внимательно рассматривает его лицо в зеркало заднего вида. Увидел, как правая рука соскользнула с рулевого колеса вниз.

Он все понял. Понял и потянулся за пистолетом.

Ревизор подался вперед и ударил водителя кулаком, в котором был зажат мобильник, сбоку, в основание черепа. Водитель обмяк. Машина резко вильнула в сторону. Ревизор, перегнувшись через сиденье, схватил руль. Машина выровнялась.

Вот теперь точно все.

Теперь у него была машина, был пистолет и было по меньшей мере полчаса‑час до того момента, когда охрана, проанализировав свои ощущения и утвердившись в них, всполошится.

Полчаса‑час на спасение. Или…

Нет, все‑таки на «или»… Потому что без этого не спастись. От этих спастись, а от альма‑матер нет. От нее точно нет! Так что хочешь или не хочешь… И даже если очень сильно не хочешь, все равно – захочешь…

Потому что такие правила игры!

 

Глава 59

 

В приемную Главы администрации быстро вошел, почти вбежал Начальник службы его безопасности.

– Он один?

Голос прозвучал как‑то необычно. Возможно, потому, что тот был сильно чем‑то взволнован.

– Да, один…

– Никого к нам не пускать, ни с кем не соединять. У нас ЧП. Начальник службы безопасности рванул на себя дверь и вошел в кабинет.

Глава администрации поднял голову от бумаг.

– У нас ЧП, – быстро проговорил Начальник службы безопасности и, не давая шефу опомниться, приблизился к столу.

– Какое ЧП?..

Глава администрации удивленно смотрел на своего главного телохранителя. Какой‑то он был не такой, какой‑то не как всегда… Глаза не те! Слишком мягкие глаза, а были как у гиены. И брови… Усы кривые… Он что, их брил, так косо… Или это… И борода, борода сползла чуть набок. Как будто она наклеена? Зачем? Зачем приклеивать собственную бороду?! И усы? Или это чужие борода и усы? Или это не он?

Не он?!

– Сидеть! – приказал Начальник службы безопасности, приказал уже совершенно чужим голосом, голосом Ревизора. – Сидеть и не дергаться! Или… – высунул из кармана дуло отобранного у водителя пистолета. – Мне терять нечего.

– Кто ты?

– Твой духовник.

– С пистолетом?

– Какой приход, таков и поп. В ваш приход без пистолета не сунешься.

– Что ты хочешь?

– Раскаяния. Человек должен каяться в своих грехах. А такие, как ты, – публично каяться.

Придвинул к себе автоответчик, вытащил кассету, перевернул, перемотал на начало, нажал кнопку записи.

– Хочешь отпустить мне грехи?

– Я – нет. Может быть, суд. Я бы отправил тебя сразу к богу, пусть он разбирается. Но, к сожалению, это, не мне решать. Так что давай, начинай.