Ревизор 007

Деваться было некуда. Пробиваться через скалки – затруднительно. Сдаваться на милость наступающего врага невозможно.

– По голове его! – взвизгнула старушка с молотком, вдохновляя соседей на подвиг.

Скалки, сковородки, топоры взлетели к потолку. Пора было ретироваться. Или… Или атаковать.

– Очень хорошо! – подчеркнуто спокойно сказал Ревизор. – Очень хорошо, что вы все здесь собрались. Не надо будет за вами по квартирам ходить. Сейчас пойдете понятыми.

– Чего? – не поняли жильцы.

– Понятыми пойдете. Протокол подписывать.

Жильцы замерли в нерешительности.

– Зачем протокол? – спросил кто‑то. – Затем, что положено. При осмотре места происшествия и тел потерпевших. Вы что, граждане, с луны свалились? Вы что, не знаете, что сегодня ваших соседей убили? Вот этих, – показал он на дверь.

– Прохоровых? – ахнула толпа.

– Ну да. Именно Прохоровых. Зарезали. Всех.

– Я же их три часа назад видела, – удивленно сказала какая‑то женщина.

– Вот после этого и зарезали. Неизвестные преступники. А вы вместо того, чтобы бандитов выслеживать, на следователей бросаетесь. С топорами.

Жильцы пристыженно переглянулись. Спрятали за спины свое импровизированное оружие.

– Короче, мне нужны понятые. Чтобы они трупы посмотрели и протокол подписали. Кто хочет трупы посмотреть?

– Я!

– Я!

– Меня возьмите!

Трупы хотели посмотреть все.

– Нет, всех пустить не могу. Могу только двух человек.

– Тогда меня!

– Нет, лучше меня, – затараторили соседи, отпихивая друг друга локтями.

– А ну тихо! – гаркнул следователь. – Разорались тут! В общем, вы пока решите, кто пойдет, а я до машины схожу. Решите – скажете капитану Митрохину, чтобы он вас оформил. Он там, – показал Ревизор на дверь. Приоткрыл ее и крикнул: – Слышь, Володя, тут понятые напирают! Ты их потом оформи, когда они определятся. Только паспорта взять не забудь.

Оттер от проема двери полезших туда любопытных:

– Ну нельзя! Говорят же, нельзя! Понятым можно. Остальным нельзя! А ну, отойдите от двери! Ну что за люди! Вот я вас сейчас за хулиганство…

Захлопнул дверь. Прошел по живому коридору уважительно расступающихся жильцов к лестнице.

– Товарищ следователь, а можно узнать, как их? Чем их? – дрожащими от нетерпения голосами поинтересовались жильцы.

– Известно чем. Финкой по горлу. А потом мясорубкой по голове. Чтобы наверняка. Чтобы мозги наружу. По всей квартире. И по мясорубке…

– Ой!

Жильцы на секунду присмирели. Но потом снова полезли с вопросами:

– А где они лежат?

– Крови много?

– А посмотреть потом можно будет?

– Все! Больше ничего сказать не могу! Тайна следствия. Пустите меня! Тороплюсь я!

Побежал вниз по лестнице, слыша, как жильцы начинают свару за вакантные пока места понятых.

– А когда милиция приедет, нам что говорить? – перекрывая шум, крикнул сверху женский голос.

– Что? Какая милиция?

– Мы милицию вызвали!

– Давно?

– Минут десять назад. Милиция была не к месту.

– Вы позвоните им, скажите, что произошла ошибка. Что они не нужны. Только убедительно скажите. А то иначе они вам за ложный вызов штраф вчинят. Здоровый штраф. Триста минимальных зарплат…

 

Глава 8

 

Глава банковского дома «Региональный кредит» менял обстановку. В своем директорском офисе.

Глава банковского дома «Региональный кредит» менял обстановку раз в квартал. Чтобы продемонстрировать своим партнерам, своим друзьям и своим недругам, что крепко стоит на ногах. Раз в каждый квартал может позволить себе менять покрытие пола, столы, светильники, шкафы, стулья, кресла и секретаршу.

Секретаршу он тоже менял раз в квартал. Потому что мог себе это позволить. Но еще более потому, что секретарша это тоже предмет престижа и демонстрации благополучия.

– Вам факс! С пометкой «Срочно», – информировала по внутреннему телефону новая секретарша.

– Зайди. Секретарша зашла.

– Чего это у тебя юбка такая? На работе? – недовольно спросил шеф.

– Что? Слишком короткая? – испуганно встрепенулась, виновато собрала губки бантиком, секретарша.

– Нет. Слишком длинная. Ты что должна делать? На работе?

– Отвечать по телефону, принимать факсы…

– Для приема факсов у меня канцелярский отдел. Для телефонов – информационная служба. А ты нужна, чтобы подчеркивать престиж Хозяина. Меня! Въехала?

– Что?

– Я спрашиваю, ты въехала или нет?

– Я не совсем понимаю…

– Тебя откуда на это место взяли?

– С конкурса красоты. Я финалистка конкурса красоты.

– Чубствуется.

– Что?

– Чувствуется, что финалистка. Секретарша потупила взор.

– И вот так смотреть тоже не надо! Смотреть надо прямо в глаза, многозначительно, многообещающе и призывно. Что, на конкурсе красоты не учили?

– Учили.

– Учили… Все, на сегодня – свободна. Завтра придешь в девять. С нормальным взором. В нормальной юбке. Под юбкой белье. Черное. Французское. С кружевами.

– Белье?! Зачем белье?

– Затем, что, когда кофе гостям подавать, наклоняться надо!

– Хорошо. Я попробую.

– Попробуй. Не получится – уволю. К чертовой матери! Мне занюханные девицы, снимающие бумагу с факсов, не нужны. Пошла отсюда.