Ревизор 007

– Извините! – извинялся он в дверях, ведущих в зал кассовых операций или мебельный салон. – Я вас задел. Так неловко получилось.

– Да ладно, ничего, бывает, – отмахивались потревоженные граждане. Или орали: – Смотреть надо, куда прешь! Черт безглазый!

Те, которые орали, прибыли приносили больше. Один, назвавший неловкого прохожего козлом, принес шесть тысяч долларов единовременно. Ну и ладно, что назвал…

Вечером гражданин Мартынов убыл из Красноярска в город, из которого шесть часов назад прилетел гражданин Астахов.

В аэропорту он взял такси и назвал адрес. Не тот, куда собирался ехать. Совсем другой. В другом конце города.

– Останови. Здесь мне близко. Перешел на другую сторону дороги и поднял руку… В новой машине назвал новый адрес. Но опять не свой. Опять другой. Расположенный в двух десятках кварталов от того, что требовался.

В такси и в машине Мартынов вел себя так, как должен был вести Мартынов. Панибратски. Громко рассказывал анекдоты и сам над ними хохотал. «Тыкал» водителю. Крыл по маме сунувшихся под колеса пешеходов… Потому что по легенде был рубахой‑парнем с высшим пэтэушным образованием.

– …Ну, значит, этого, крутого, обгоняет такая машинка маленькая, красненькая, без верха… Этот, крутой, говорит:

«Ну блин, клевая у тебя тачка. И ездит шустро. Мой „шестисотый“ как „Запорожец“ сделала. Где колеса брал, братан?»

А тот отвечает: «Я не брал. Я с американских горок. Еду…»

Ха‑ха‑ха… Пассажир сгибался от хохота, мотал головой, вертелся на сиденье, колотил ладонью по спине и плечам водителя…

Нет, слежки не было. Машины не повторялись и дольше минуты на хвосте не висели…

– Тормозни здесь! Вон у того столба, – попросил Мартынов. – Ну, значит, он вернулся, а она ему говорит…

По улице Мартынов шел так, как должен был идти Мартынов – в распахнутом пиджаке, посреди тротуара, пиная случайные банки. И в подъезд заходил как Мартынов. И поднимался как Мартынов.

А вот дверь открывал уже не как Мартынов. Уже как Резидент Потому что рубаха‑парень премудростей контрслежки знать не может.

Полуминутный поиск ключей в карманах.

– Ну куда они, черт возьми, делись…

А на самом деле быстрый осмотр двери, стены, пола.

Все секретки на месте. Наклеенные между дверью и косяком волоски, сор перед дверью, который, если бы дверь открывали должен был сдвинуться, крошка мела в замочной скважине…

Нет, все нормально. Чужие в квартиру не проникали. По крайней мере через дверь.

Затем осмотр квартиры…

Вещей…

Все в порядке.

Потом Ревизор минут десять сидел на диване. Просто сидел. Ничего не делая и ни о чем не думая. Отдыхая от опостылевших ему Астахова и Мартынова.

Потом прошел на кухню, вскипятил чайник и долго пил чай из грязной, обколотой по краям хозяйской кружки. Закусывая купленным в аэропорту позапрошлогодним печеньем.

Надо завтра купить посуду. Что‑нибудь из мебели. И хоть каких‑нибудь продуктов. Нормальных продуктов. А то так можно до язвы докатиться…

Первый этап мероприятий, обеспечивающих натурализацию в город N, был завершен.

Ревизор имел паспорта. Имел три съемные двухкомнатные квартиры с окнами на две стороны и бронированными дверями. Имел дом на окраине города, открытый огородом на все четыре стороны. И имел вполне приличный запас денежных средств.

Жизнь в этом городе он себе обеспечил. Очень приличную, если продуктов прикупить, жизнь…

Но только жить ему в этом городе не придется. Придется работать.

 

Глава 10

 

Ревизору не надо было вспоминать адрес Резидента. И уж тем более не надо было заглядывать в записную книжку. У работников Конторы не бывает записных книжек. Кроме записных книжек, положенных по легенде.

Важную информацию работники Конторы запоминают наизусть и забывают, лишь когда она утрачивает актуальность.

Но и тогда помнят. На всякий случай.

Цветная, 25‑16.

Последний, известный Конторе адрес Резидента.

С этого адреса и надо было начинать. Но так начинать, чтобы комар носа не подточил. Потому что не исключено, что проваленный адрес пасут и всякого приблизившегося к заветной двери берут на заметку,

Как проверить адрес и остаться незамеченным?

Например, оборудовать НП. Возле слухового чердачного окна. Или под крышкой канализационного люка. Или… Или в квартире, выходящей окнами в нужный двор. Чтобы с чашечкой кофе, сидя в кресле и укрывшись пледом…

Нужна еще одна, вернее, еще несколько квартир. Ревизор составил, распечатал и размножил в ближайшем почтовом отделении объявление: «Милиционер снимет квартиру в вашем доме на любой срок. Оплату вперед, порядок и охрану имущества гарантирую нотариально. Возможен залог за мебель, ремонт и причиненные неудобства».

Расклеил объявления на интересовавших его подъездах. На милиционера с охраной, залогом и оплатой вперед квартиросдатчики не могли не клюнуть.

К вечеру раздались звонки заинтересованных сторон.