Ревизор 007

– Но как же так, товарищ майор? Он же живой… А мне обещали серьезное дело доверить…

– А это что, не серьезное? Мужику, понимаешь, ухо под корень оттяпали, а ты…

– Так это же только ухо. Одно… Это даже не тяжкие телесные. Мне бы расчлененку. Ну или хотя бы убийство с отягчающими…

– Ишь чего захотел! Ты вначале с этим делом разберись, а потом…

– Потом – обещаете?

– Потом обещаю подумать. А сейчас хочу дать один совет. В восемь утра начхоз собирает участковых, чтобы какие‑то там тумбочки пересчитывать, – потолкуй с ними насчет твоего мужика. Может, они его узнают.

– А если не узнают?

– Тогда пойдешь обычным порядком.

– А они меня послушают?

– Это смотря как ты будешь их просить.

Участковые выслушали горячую речь практиканта с еле скрываемыми улыбками. Потому что пришли в надежде на внеоочередное списание чего‑нибудь из подотчетного имущества, а тут…

Но они недооценили прыти практиканта, которому за раскрытие этого дела обещали расчлененку. Практикант вцепился в них мертвой хваткой, по три раза на дню обходя участки.

– Да нет его у меня!

– А вы работников жэков опрашивали?

– Опрашивал.

– А старших подъездов?

– И старших подъездов.

– А когда вы с ними со всеми успели встретиться?

– Как утром встал – так и успел.

– Но время всего десять часов!

– А я рано встал!

– Во сколько?

– Слушай, шел бы ты…

И практикант шел… Вначале в жэки. Потом в сберкассы, куда вносились коммунальные платежи. Потом по старушкам, сидящим во дворах…

– Посмотрите, пожалуйста, на эту фотографию. Вы не узнаете изображенного на ней человека? В одном месте узнали:

– Вроде похож. А вроде не похож.

– Чем не похож?

– Тот с ухом был.

– Откуда вы его знаете?

– Да не знаю я его! Видел раз.

– И запомнили?

– И запомнил! Потому что позавчера видел. Утром. Когда мимо седьмого дома проходил…

– Я нашел его! – радостно сообщил практикант.

– Уже?! – поразился майор.

– Так точно!

– Ну и кто он?

– Еще не знаю. Но знаю его место жительства.

– Тогда съезди, проверь этот адрес.

– Но, товарищ майор!

– Езжай, езжай. А я пока тебе какое‑нибудь серьезное дело присмотрю, – пообещал майор, прикидывая в уме, какой бы еще потенциальный «висяк» сбросить на не в меру шустрого, с шилом в форменных штанах практиканта…

Квартира была обычной двухкомнатной хрущевкой. Правда, с мощной железной дверью и решетками на окнах.

– Похоже, здесь что‑то прячут! – уверенно заявил практикант.

– Почему «прячут»? – удивился привлеченный для производства обыска участковый.

– Потому что на окнах решетки! Зачем на окнах решетки?

– Затем что первый этаж…

Участковый махнул рукой на бесноватого следователя и пошел на кухню пить найденный в шкафчике чай с добытым там же сахаром.

Практикант вывернул из стенки всю одежду и все вещи. Обыкновенную одежду и ничем не примечательные вещи.

– Ну что, нашел что‑нибудь? – поинтересовался из кухни участковый.

– Найду! – пообещал практикант и стал простукивать стены.

Понятые с интересом наблюдали за его действиями.

– У вас лома не будет? – спросил их следователь.

– Зачем?

– Пол вскрыть.

– Чего вскрыть? – ахнул на кухне участковый.

– Пол. Под полом часто устраивают тайники!.. Практикант выворотил несколько половиц, но ничего, кроме пыли, там не нашел.

– Скажите, у вас в доме батареи внешние или в стене?

– В стене! – хором ответили понятые.

– А почему здесь внешние? Причем такие длинные? Чуть не во всю стену?

– Для тепла, наверное.

– А что, у вас холодно?

– Да вроде нет.

– Тогда будем ломать батареи!

– Да ты что?! – ахнул участковый. – Ты же всю квартиру разнесешь!

– Будем ломать!

Батареи сломались легко. Потому что оказались не из чугуна. Оказались сделанными под чугун! Практикант ковырнул их ломом, и из батарей посыпались доллары.

– Е‑мое! – сел на стул участковый. Долларов было много. Очень много!

– Это же сколько? – поразились понятые.

– До черта! Вернее, до его матери! – быстро подсчитал участковый.

– Пожалуй, что «лимон» баксов будет! В двухкомнатной хрущебе! – радостно сообщил практикант. – Я же говорил!

– А вон еще…

– Что?

– Документ какой‑то. Вместе с деньгами.

– Ну‑ка, ну‑ка… Практикант открыл корочки:

– Вот это да!

– Что такое?!

– Удостоверение. На Егорова Ивана Петровича. Полковника Федеральной Службы Безопасности. И фотография его. Того мужика с отрезанным ухом…

– Ни хрена себе…

Практикант поднял трубку телефона:

– Это я, товарищ майор.

– Да.

– Нашел. Доллары. Много долларов. И удостоверение. Похоже, он полковник ФСБ. Ну тот потерпевший.

– Что ты говоришь? Номер?

– 248762. Да. Еду.

– Ну, что он сказал?

– Приказывает немедленно доставить все к нему.

– Ну, блин, денек!

Через двадцать минут практикант был на месте.

– Привез?

– Вот!

Майор взял в руки удостоверение и долго вертел его в руках.

– Тут такая хреновина получается… Я с дежурным ФСБ связался. Нет у них шестизначных номеров на пропусках! И Егорова нет. Никакого Егорова нет и никогда не было!