Ревизор 007

Как действовали прошлые грабители? Ведь на занятиях они разбирали сотни наиболее характерных преступлений. Конечно, давно разбирали…

Нет, опыт Джека Потрошителя здесь не пригодится. Хотя потрошить кое‑что все‑таки придется. Инкассаторские сумки придется.

Случаи вооруженных нападений на «золотые» поезда скорее годятся для перехвата военных спецгрузов, следующих по железной дороге.

Штурмы банков – для атаки на укрепленные секретные объекты…

Что еще?

Ведь было, наверняка было что‑то такое, что могло пригодиться в данном случае, что озвучивалось на занятиях по «уголовке».

Ну‑ка еще раз. Вооруженные нападения на банки, поезда, машины…

А почему вооруженные? Далеко не всегда грабители использовали для отъема денег оружие. Иногда они обходились без него. Иногда они находили «бескровные» решения.

Попробуем освежить в памяти примеры из раздела «Преступления, использующие приемы психологического воздействия».

Франция, сорок седьмой год…

Нет, не годится. Там сработал чисто французский менталитет.

Канада, пятьдесят третий…

Тоже не подходит.

США, тридцать пятый.

Нет. Европа, шестьдесят четвертый. Кажется, Англия. Захват банковской машины. Одно из самых крупных ограблений в истории двадцатого века. И одновременно самое банальное преступление.

Так, так…

Из банка одного города в банк другого перевозили крупную сумму денег. Естественно, в бронированной машине, битком набитой вооруженной до зубов охраной, способной противостоять роте армейских спецназовцев.

И тем не менее машину ограбили.

Как?

Очень просто. На дороге ее остановил полицейский и сообщил, что в банке, откуда были взяты деньги, только что прогремел взрыв. Погибли несколько сотрудников кассового отдела. Есть подозрения, что адская машина была замаскирована под пачку банкнот. И не исключено, что ее второй экземпляр может находиться в инкассаторской машине.

Водитель и охрана немедленно покинули взрывоопасный броневик. Полицейский сел в него. И больше ни его, ни денег не видели.

Все очень просто, с хорошим английским вкусом. Что, если взять на вооружение вместо электрошокеров и нервно‑паралитического газа этот опыт? Конечно, адаптировав его к местным условиям. Кто мешает взять?

Никто не мешает! В полдень следующего дня Ревизор занял свое место в самолете, летящем… Не все ли равно, куда летящем? Главное, далеко от предполагаемого места преступления.

В незнакомом ему городе Ревизор нашел небольшое частное ателье.

– Хочу заказать вам костюм.

– Двойку, тройку?..

– Двойку. Милицейскую.

– Парадную форму?

– Нет. Полевую. Я тут по пьяни свою потерял. Если начальство узнает – голову снимет…

– Мы не можем принимать заказы на пошив формы.

– Ну в виде исключения? Для меня. Я заплачу как за тройку. Как за две тройки!..

– Ну если в виде исключения… Без квитанции… Так сказать, частным порядком…

– Конечно, без квитанции. Любым порядком. Иначе мне все – конец! Труба!

– Материал, фурнитура ваши? Или наши?

– Ваши. Мои – только деньги.

– С милицейской фурнитурой не просто.

– Плачу втрое. Плачу сколько надо!

– Срок исполнения заказа?

– Два дня.

– Как два?!

– Тут такое дело… через два дня у нас строевой смотр. Ну не могу же я туда явиться в пижаме.

– Но два дня это…

– За срочность я заплачу. Ну что, договорились?

– Ну если вы настаиваете…

– Настаиваю. Изо всех сил настаиваю!

– Тогда прошу‑с к зеркалу… Форма была готова через два дня.

– Ну как?

– Хороша. Вот только…

– Что? Где‑то жмет?

– Нет. Новая она. Слишком новая. Моя полгода ношенная была. Если начальство заметит… Нельзя ли ее состарить? Немножко ткань подтереть, помять. И вот чтобы пуговицы не так прочно…

– Ну знаете! Мы умеем делать из старой одежды новую. Но так чтобы из новой – старую…

– Я вас очень прошу! Вы такой специалист. А у меня такое начальство…

Форма была измята, истерта, заштопана и предоставлена в лучшем виде клиенту.

Дело осталось за малым. За местом и временем… Место для засады Ревизор выбрал подходящее – на перекрестке второстепенной улицы с оживленным проспектом. Близко к стационарному посту ГАИ. Но сзади поста ГАИ. За высокими, нависшими над краем дороги кустами, прикрывавшими его от взглядов милиционеров, но не проезжающих мимо водителей. Водители не увидеть его не могли!

Гаишники останавливали машины на проспекте, а он должен был на этой улочке. Отчего любой водитель автоматически принимал его за инспектора вон с того поста.

Чтобы раньше времени не попасться на глаза настоящим гаишникам, Ревизор сидел на скамейке в сквере, издалека наблюдая за противоположной стороной проспекта, где на семафоре скапливался транспорт.

Инкассаторская машина должна была проезжать здесь не позже чем через пять‑десять минут. Нет, не то.

И эта тоже… Стоп! Вон она! Прилепилась к бамперу впереди стоящего, ожидающего зеленый свет микроавтобуса.

Ревизор поднялся со скамьи, прошел несколько десятков метров и, лениво покачивая жезлом, встал у обочины, наблюдая за «Нивой» и краем глаза за постом,