Ревизор 007

Инкассаторские мешки Ревизор бросил в канализационный колодец. Деньги, не пересчитывая, переложил в пустой, с обрубленным кинескопом корпус телевизора. Телевизор перед посадкой в самолет сдал в багаж.

Деньги пересчитал только дома.

Денег было меньше, чем он ожидал. Но было немало. Более четырехсот тысяч долларов. Так что слежку можно было продолжать. И можно было расширять. Тем более что надо было расширять.

Обязательно надо было расширять…

 

Глава 20

 

Кабинет был типично казенный с евро‑, всего чего возможно, отделкой, кожаной швейцарской мебелью, золочеными от потолка до пола часами, телевизором диагональю полтора метра, дубовым столом, парой черного пластика, компьютеров и с черно‑белым портретом Дзержинского в дешевой деревянной раме над столом.

Хозяин кабинета сидел сбоку от стола хозяина кабинета. За столом хозяина кабинета сидел Хозяин. Глава региональной администрации, член верхнего парламента и чего еще только не член.

– … На железнодорожном и автовокзалах, в аэропортах работают милицейские наряды численностью до трехсот человек. Идет беспрерывное прочесывание зданий вокзалов и прилегающих территорий. Транспортная милиция проверяет документы в поездах дальнего и местного сообщений, включая пригородные электрички. Участковым инспекторам приказами оcмoтрeть сдаваемую внаем жилплощадь с целью обнаружения объявленного в розыск гражданина Будницкого. Автоинспекция работает в усиленном режиме, перекрывая автострады на выезде из города. Для усиления личного состава, работающего в городском транспорте, мобилизованы силы курсантов школы милиции. Пограничники предупреждены о возможных попытках перехода государственной границы…

– Найдешь?

– Так точно, найду. Если он в городе – непременно найду! Куда ему деться?..

– Что у тебя?

– Мы ведем проверку мест, где, предположительно, может находиться преступник. Определен круг лиц, к которым он может обратиться за помощью. Это в первую очередь его родители, проживающие в поселке Каменка, близкие и дальние родственники, в том числе со стороны бывшей жены. Второй круг – бывшая жена, друзья, приятели, служившие вместе с ним военнослужащие срочной службы, сослуживцы. Третий – любовницы, друзья детства, одноклассники, бывшие сослуживцы. Проверка ведется как оперативными методами, так и путем проведения разъяснительных бесед с населением с целью склонения к сотрудничеству с органами правопорядка.

– Соглашаются?

– Соглашаются. Имидж фирмы помогает.

– Что‑нибудь узнали?

– Пока ничего.

– Как движется расследование?

– Пока ничего нового. Никаких признаков пребывания на месте преступления третьих лиц. Нет следов обуви. Оставленных вещей, предметов туалета. Свежие отпечатки пальцев – только жертвы и подозреваемого. Все остальные старые, принадлежат родственникам и соседям потерпевших.

– Так, может, это они?

– Мы проверили. У них нет мотивов для совершения преступления. Но есть алиби. Кроме того, родственники потерпевших могли совершить одно преступление, а их было три.

– Свидетелей нет?

– Никто ничего не видел и не слышал. По всей видимости, преступник действовал очень осторожно. Он дожидался, когда возле дома никого не будет, и заходил в подъезд. Выходил он, так же дождавшись, когда двор опустеет.

– Значит, никаких следов?

– Следов много. Но это следы подозреваемого.

– Вы все‑таки считаете, что это Будницкий?

– Пока у нас нет доказательств обратного.

– Но и нет прямых доказательств того, что это он…

Хозяину не нравился доклад. Активно не нравился. Местные силовики работали по старинке. Ни шатко ни валко. Потому что иначе не умели.

Они опрашивали сотни ничего не видевших свидетелей, вновь и вновь обшаривали место преступления, мудрили с пальчиками… Они искали доказательства вины подозреваемого подгоняя их под наиболее удобную для них версию. Которая была на поверхности – человек, оставленный в качестве приманки для ловли более серьезного зверя, вдруг убил охранявшего его оперативника и сбежал для того, чтобы прихлопнуть еще двух человек, опасаясь разглашения какой‑то опасной для него информации. То есть сам оказался зверем.

Вот такая простая версия…

Слишком простая! Чтобы принять ее безоговорочно!

Слишком лобовая!

К тому же входящая в противоречие с личностями действующих лиц. Вернее, с главным действующим лицом. С Будницким.

Он не производит впечатление супермена. Тем более хладнокровного убийцы. Где бы и когда он мог научиться убивать?

Где?

Когда?

– Вы проверили его биографию?

– Да, начиная с детского сада.

– Есть что‑нибудь?

– Нет. В спецвойсках не служил. Служил в общевойсковых. В боевых действиях не участвовал. Курсы телохранителей не заканчивал. Неаргументированных отлучек, которые можно было использовать для учебы, не было…

– А аргументированные?

– Проверяем. Снимаем показания с сотрудников домов отдыха и санаториев, где он отдыхал. Ищем женщин, изображенных вместе с ним на фотографиях, снятых на отдыхе. Пока всe подтверждается…

Биография типичного обывателя. Ну как такой мог быть хладнокровным убийцей?

Другой – да. Другой наверное, мог. Потому что смог убить себя. Но, если следовать версии местных силовиков, он только исполнитель. Мальчик на побегушках. А сугубо гражданский Будницкий его шеф.

То есть все перевернулось с ног на голову. Кто был никем тот стал всем!