Ревизор 007

Женщина кивнула.

– Там пожар? Пожар?!

Дернулся вперед, но затормозил, словно что‑то вспомнив:

– Может, вам чем‑нибудь помочь?

И только теперь взглянул на женщину прямо. Но все равно вскользь, зыркая глазами в сторону гораздо более интересного ему пожара.

Женщина замотала головой, и предложивший свои услуги мужчина радостно сорвался с места. Ему было невтерпеж посмотреть на пожирающий чужие квартиры огонь.

Старый сыщик сыграл свою роль блестяще. Как не смог бы сыграть никто из его подчиненных. И увидел больше, чем могли бы увидеть подчиненные. Потому что подчиненные никогда не учились отличать женские лица от загримированных под них мужских.

Вначале скользнуть взглядом по чужому лицу и чужой фигуре, чтобы увидеть и запечатлеть картинку в целом.

И уже в памяти быстро «просмотреть» детали. В первую очередь овал лица, подбородок, скулы, брови, уши, границу волос на лбу…

Овал лица твердый, рубленый. У женщин он более мягкий, даже если квадратный…

Брови мужские, с жестким и более толстым волосом…

Подбородок… Скулы…

Уши…

И еще сыщик «вспомнил» мертвый волос парика, не по размеру наспех наброшенную одежду, застегнутые на свежепроколотую дырку босоножки и в коляске накрытый одеяльцем продолговатый предмет, который не мог быть ребенком, но мог быть свернутым в рулон костюмом.

Это был он – объект.

– Третьему, Шестому, Восьмому… слежку снять! Всем сопровождать женщину с коляской.

Совершенно обалдевшие оперативники потянулись за женщиной с коляской…

– Ну что там? Нашли? – кричал в динамике радиостанции голос Начальника ФСБ.

– Так точно. Он переоделся в женщину.

– Ты же говорил, бороду наклеил!

– Это раньше. А теперь переоделся в женскую одежду!

– Вы что там, охренели?

– Никак нет, товарищ генерал! Он успел переодеться два раза!

– Вот что, Кубышкин, берите его и тащите сюда.

– Как брать? Товарищ генерал?..

– Так и брать! Живьем брать!

– Но…

– Отставить «но»! Приказываю арестовать эту бабу с бородой и доставить сюда!

– Есть доставить!

– Действуй…

«Так‑то лучше будет! – злорадно подумал Начальник службы безопасности. – Так они его не упустят. А то уже было… И пусть кто‑нибудь попробует возразить!»

Что, съел?! А то размечтался! Хотел на чужом горбу в рай въехать!.. Шалишь! Кто работал – тому и слава!

Тем более иного выхода не было! При другом варианте решения объект мог уйти!..

Задержанного доставили в КПЗ госбезопасности.

– Ну как он? – спросил генерал.

– Обычно. Ругается.

– Ну‑ка давай его ко мне. Задержанного привели.

– Ну что, сам все скажешь? – предложил генерал.

– О чем вы?

– Например, вот об этом!

Генерал дотянулся, сорвал с головы задержанного женский парик.

– Ах это… – засмущался тот. – Дело в том, что у меня жена… Чтоб ее, проститутка! А строит добропорядочную даму.

– А в паспорте жены нет.

– Мы состоим в гражданском браке.

– И при чем здесь парик?

– При том, что я за ней следил. А чтобы она меня не узнала, надел парик!

– И юбку?

– И юбку.

– Дерьмо!

– Но я говорю правду!..

Задержанного допрашивали четыре часа, и все четыре часа он рассказывал о жене, ее любовниках и своем намерении их выследить и зарезать кухонным ножом.

И даже тогда рассказывал, когда два дюжих оперативника, уронив его на пол, пинали куда ни попадя, а потом прицельно носками ботинок по почкам.

– Ай! Ой! Мне больно! Я правду говорю!..

«Если он не расколется в течение суток, случится большая неприятность, – подумал генерал. – Поэтому он должен заговорить, чего бы это ему ни стоило!»

– Ну что? Расскажешь правду?

– Да! Только пусть они перестанут меня бить!

– Отойдите от него. Ну?

– У меня жена стерва из стерв…

– Продолжайте. Оперативники придвинулись.

– Не надо! Мне больно! Ой!..

– Ну что, будешь говорить?

– Буду! Это все из‑за нее, гадины…

– Ты же без почек останешься, дурак! Ты же кровью мочиться будешь! Ну, говори?

– Она мне рога наставила!..

Клиент говорить отказывался. Клиент рассказывал про несуществующую жену. И, похоже, готов был рассказывать про нее еще день, два, три…

И черт бы с ним, но только этих дней не было! Были от силы часы. После которых цербер Хозяина сорвется с цепи, и тогда мало не покажется. Потому что церберы не любят, когда у них вырывают из горла кусок…

Спасти положение, спасти генерала, обелив его перед Хозяином, могли только признания упорствующего заговорщика. Выданные им адреса других заговорщиков. И рапорт Начальника ФСБ Главе администрации о предотвращении покушения на его жизнь! После чего цербер уйдет в тень, освободив место под солнцем другим…

Если, конечно, успеть. Если успеть разговорить задержанного заговорщика!

– Кузькина ко мне!

Оперативники переглянулись. Кузькин был личностью известной… Известной своим умением развязывать языки упорствующим молчунам.

– Товарищ генерал, по вашему приказанию…

– Видишь?

– Вижу.