Ревизор 007

– Вряд ли это…

– Оплату готов передать наличными деньгами через вас.

– Хорошо, я постараюсь что‑нибудь для вас сделать. Например, завтра. Во время встречи с хозактивом…

С этой фотографией незнакомец отправился в одну популярную в стране газету.

– Хочу поместить эту дружескую фотографию на первой полосе.

– А вы кто?

– Никто. Приятель изображенного здесь человека.

– Но мы не можем давать просто фотографию.

– Да? Тогда поставьте подпись – встреча мэра с известным в стране предпринимателем. Я буду признателен. Немедленно.

– А вы действительно известный?

– Вы думаете, мэр будет приятельствовать с неизвестным?

– Я, конечно, попробую. Но вряд ли главный редактор…

– А как, простите, имя‑отчество главного редактора?.. Утренняя газета вышла с фотографией мэра, жмущего руку известному в стране предпринимателю…

– Вот, – показал газетную фотографию известный в стране предприниматель и близкий друг столичного мэра. – Хочу развернуть это сообщение в двухстраничную статью в вашем журнале.

– Но мы не публикуем непроверенной информации!

– Газеты тоже! А они эту информацию, как вы видите, дали на первой полосе! Так что первым и главным виновником будете не вы. А я, в свою очередь, буду благодарен…

– Хорошо, через месяц…

– Нет, через месяц будет поздно. Надо через пять дней!

– Но это невозможно! У нас еще номер не заполнен!

– Тогда дайте статью на десять страниц. Текст интервью я подготовил…

Проще и дешевле всего оказалось обзавестись знакомствами среди известных в стране деятелей культуры и искусства. Незнакомец с пятнадцатитысячными часами определил десять наиболее популярных в стране «культурных» личностей, купил десять путевок в средиземноморский круиз и десять хрустальных кубков и разослал по адресам письма о том, что получатель сего уведомления за выдающиеся достижения в области мировой культуры выдвинут на премию, учрежденную известным в стране меценатом и бизнесменом, равную ста тысячам американских долларов. А пока в качестве поощрительного приза он предлагает получить круизную путевку, явившись лично по адресу…

В течение одного дня в арендованном на сутки офисе все более известный в стране предприниматель вручил звездам культуры премии и сфотографировался с ними в непринужденной дружеской обстановке и объяснил присутствующим журналистам, что:

– Это чисто, блин, для искусства…

Премии деятелям культуры вызвали широкий резонанс в средствах массовой информации в форме возмущений других, не получивших путевок, деятелей.

Теперь можно было выходить на телевидение.

В трех передачах по двадцать пять тысяч долларов каждая уже по‑настоящему известный предприниматель объяснил свою позицию в отношении возрождения находящейся в упадке отечественной культуры путем денежного поощрения наиболее любимых народом деятелей искусства.

В четвертой, стоившей тридцать тысяч долларов, передаче обозреватель издевался над убогими потугами известного предпринимателя тире (или скорее минус) мецената, пытающегося играть роль нового Третьякова. Эта передача с точки зрения наработки популярности стоила трех предыдущих.

Измененное до неузнаваемости лицо Ревизора в новорусском облике предпринимателя‑мецената намозолило глаза российскому телезрителю настолько, что стало почти популярным. Отчего его пригласили для участия сразу в нескольких ток‑шоу за смехотворно малые пятнадцать тысяч!

Но это был бы уже перебор. Много – это тоже не всегда хорошо…

Оставалось заручиться поддержкой уголовного мира и неплохо бы… Президента России.

С Президентом было просто. Известный предприниматель зашел в первое попавшееся рекламное агентство и попросил порекомендовать ему кого‑нибудь из фотографов для выполнения конфиденциального заказа.

– Какая фотография вам нужна? Рекламная, портретная?..

– Официальная. Меня и Президента. На одном снимке.

– Какого Президента?

– Страны Президента! Да ты не пугайся так, это я с друганами поспорил, что у меня есть фотография, где я с Президентом. Теперь надо, чтобы фотография была. Это возможно?

– В принципе, конечно…

– Только она должна быть такая, чтобы никакая экспертиза подделки не учуяла.

– А при чем здесь экспертиза?

– При том, что я не просто поспорил, а на десять штук баксов поспорил! Две из которых, если все сделаешь как надо, – твои! Ну что, берешься?..

Известного предпринимателя «вписали» в официальный кремлевский банкет. Он сидел в четырех креслах от Президента и, ковыряясь вилкой в салате, о чем‑то оживленно беседовал с премьер‑министром.

Для чего вначале его заставили, сидя за голым столом, стократно наклоняться, поворачиваться и поднимать и опускать руки.

Потом сканировали готовые фотографии и, вырезав из изображения «лишнего» участника банкета, посадили на его места поспорившего на десять тысяч «зеленых» бизнесмена.

– Устраивает?

– Да. Но вот если бы Президент смотрел на меня. И улыбался…

– Хорошо, будет смотреть на вас…

Последний штришок в портрете удачливого бизнесмена должен был быть уголовным. Связь с воровскими авторитетами для удачливого бизнеса была даже более значима, чем банкет с Президентом.

Вот только где их взять, этих авторитетов?

Обратиться в милицию? Или к репортерам уголовной хроники? Пожалуй, что к репортерам…