Ревизор 007

Потом известный в стране и городе предприниматель Сашок приобретал за доллары прокат.

– Ты что мне уши трешь? Разве это цена! – возмущался он, потому что обязательно должен был возмущаться. – Я что, не знаю цены на холоднокатанный прокат?

– Но это же не просто прокат. Это первоклассный прокат!

– А у меня первоклассные бабки! С хрустящими президентами! И если ты их хочешь получить…

Первоклассный прокат грузил в вагоны и направлял в соседнюю область, где сдавал в пункт приема металлолома по цене металлолома, на вес.

– Но они же в масле! – поражался приемщик.

– Ну что что в масле? Штаны тоже бывают в масле, и никто этому не радуется, – объяснял нанятый бизнесменом Сашкой на вокзале «посредник». – Брак это! Вторсырье. Давай оформляй, а то я рассержусь и к другим пойду.

– Сколько вы собираетесь сдавать?

– Вагон собираюсь сдавать…

Эта сделка тоже прошла очень удачно. К скупившему прокат бизнесмену потянулись подозрительные личности, предлагающие составы с углем и трехлитровые банки с редкоземельными металлами.

– А на хрена мне эти ваши металлы?

– Ну как же! Они знаешь сколько стоят…

– Сколько?

– Тыщщи долларов грамм. Если на западе продавать… Раскрытие каналов утечки из страны стратегического сырья вменялось в обязанности Конторы. И хотя к этому делу отношения не имело…

– Кончай тарахтеть! Откуда я знаю, что у тебя в банке! Может, это липа!

– Да какая липа! Металлы! Те самые, которые редко‑редко в земле встречаются… Я точно говорю!

– Ну да, и ты их нашел, когда погреб на даче копал. И в банку сложил.

– Да ничего я не копал!

– Тогда откуда они у тебя?

– Оттуда! Кум у меня на заводе секретном работает. Где они есть.

Уже интересней. Хотя больше смахивает на аферу.

– Ладно! Черт с тобой. Куплю твою банку. Только ты вначале мне заключение экспертизы притащи, что это не туфта. Тогда сразу. Как только…

В течение недели Сашок «удачно» купил и не менее «удачно» продал еще четыре вагона какой‑то ерунды. Потеряв на этом еще несколько десятков тысяч долларов. Взамен приобретя репутацию расчетливого торговца, который знает, где брать дешевый товар и куда с выгодой перепродавать дорогой.

– Ушлый он как…

– Они все, которые из Москвы… без мыла… На вырученную «прибыль» Сашок арендовал офис в центре города. Обставил мебелью и референтами. И пригласил полгорода на открытие филиала известной во всем мире фирмы «Питер Шрайдер и сыновья», обещая незабываемые впечатления.

– Интересно, чем он нас хочет поразить? – хмыкали промеж себя гости, которые видели все. – Как будто мы не делали презентаций. Как будто мы не знаем, как пыль в глаза пускать.

Но были поражены… На стоящем посреди зала огромном столе была выложена карта мира. Из продуктов. Которые, где произрастали или нагуливали на пастбищах жир, там и лежали.

К примеру, бифштексы из мяса антилопы гну обозначали Центральную Африку. Рядом с ними, в окружении фиников, возвышался к потолку окорок бегемота. Через черный, потому что из черной икры, Атлантический океан была видна Америка. Изобиловавшая куриными окорочками и бизоньей ветчиной. И даже внизу, где должна была быть Антарктида, что‑то такое лежало на парящих кусках сухого льда.

– Что это?

– А, ерунда. Русское национальное блюдо – блинчики, фаршированные пингвиньим мясом…

– Откуда ты все это…

– Да ладно вам, жрите пока…

В процессе банкета полномочный представитель фирмы «Питер Шрайдер и сыновья», напившись до потери сознания, орал, что тот Шрайдер с сыновьями может купить весь этот Регион с потрохами, намекал, что он и есть один из этих сыновей, и грозился завалить город дешевыми товарами на три метра от земли. Потом упал мордой в красноикорный Тихий океан и уснул, навалившись щекой на отбивные из акульих плавников, обозначавшие атолловый остров. В общем, праздник удался на славу. Три дня город обсуждал подробности зообанкета и потенциальные возможности хозяина торжества. Чего тот, «разливая» океаны из икры и озера из коньяков, и добивался. Потому что иногда лучший способ спрятаться – это выставиться на всеобщее обозрение. Лицом к лицу врага не увидать…

Конечно, такая маскировка стоила денег. Но не самых больших. Не таких, о которых судачили в городе. Потому что за теми антилопами и бегемотами никто в Африку не ездил. Потому что те антилопы гну саванные – две штуки, пингвины королевские Антарктические – две штуки, бегемот африканский – две тонны… и прочая, согласно прилагаемому акту списания материальных фондов, фауна были скуплены оптом, по остаточной стоимости в одном из разорившихся провинциальных зоопарков. Где они все равно бы сдохли с голоду. Без всякой пользы. А так…

Так известный в стране бизнесмен Сашок, еще более, чем в стране, стал известен и популярен в отдельно взятом Регионе, где только и говорили что о поданной к столу жареной ноге бегемота.