Ревизор 007

Индекс С обозначал среднюю степень интереса. Среднюю, потому что в первые минуты встречи объект вызвал подозрение. А первое впечатление иногда бывает самым верным. Потому что интуитивно.

Хотя вряд ли…

Через пару дней на стол Начальника службы безопасности легла новая информация. По большей части нейтральная – С‑264 действительно был работником фирмы «Питер Шрайдер и сыновья», что подтвердили в офисе московского представительства. В городе объект вел себя сообразно своему положению, то есть пил, кутил, слонялся и завязывал полезные знакомства.

В общем, ничего особенного. Но было и особенное.

Негласная банковская проверка показала, что на счетах зарегистрированной им фирмы лежит всего лишь несколько десятков тысяч долларов. А он собирается строить небоскреб. Интересно, на какие шиши? Другая информация была еще более занятная. Оказывается, известный в городе кутила не просто кутила, он еще и мочила. Потому что сам, собственноручно положил в очном клубе «Оторвемся» торговца драгоценными металлами Расавчика. И еще двух его подручных. Ни фига себе тихоня!

Прaвдa потом дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Но жертвы от этого живыми не стали. Очень интересно.

Начальник службы безопасности затребовал заинтересовавшее его уголовное дело…

Действительно два трупа. Огнестрельные ранения в область… С расстояния… Положение тел…

На первый взгляд стрелял любитель. Из девяти пуль в цель попали четыре. Пять прошли мимо, хотя стрельба велась практически в упор. Не лучший результат. Но…

Но один выстрел был мастерский. Потому что точно между глаз. В переносье. Так стреляют профессионалы высокой квалификации.

Или… Или этот выстрел был нечаянный?

Но в любом случае, нечаянный он или нет, лучше считать что нет.

Тем более пустые счета… Да и сама по себе смерть Красавчика и двух его подручных настораживает. Рядовой кутила‑бизнесмен и вдруг положил трех человек. Которые, между прочим, легким нравом не отличались. И сами могли… Но не смогли. А он смог. Без подготовки, спонтанно. Выхватил пистолет и… И три трупа! Каким образом? Из материалов дела не вполне ясно.

– Мне необходимо поговорить со свидетелями происшествия, – потребовал главный телохранитель.

– Но свидетелей нет.

– Как нет?

– Ну то есть есть… Есть люди, бывшие в момент происшествия в ночном клубе, но они утверждают, что ничего не видели. Хотя вначале вроде бы видели…

– Видели, не видели… Ведите их ко мне…

Свидетели упирались недолго. До первого удара по почкам.

– Как вы смеете?!

– Молчи! Для твоей же пользы стараемся.

– Для моей?!

– Лучше получить в зубы, чем получить срок.

– Мне – срок? За что?!

– За лжесвидетельство. До трех лет, если с отягчающими. А у тебя с отягчающими. С тремя трупами. Это если мы не сможем доказать соучастие. Тогда до десяти с конфискацией. Если с отягчающими. А у тебя с отягчающими…

– Но я не знал!

– Теперь знаешь! И можешь выбирать. Между тюрьмой и помощью следствию.

– Но если я… То они меня…

– А мы без протокола. На ушко. Ну?! Кто стрелял?

– Мужчина за столиком у стены.

– Кто он?

– Я не знаю. Ой! То есть это, наверное, Москвич. Кто‑то в зале сказал, что это Москвич. И еще Сашок.

– Что он делал?

– Стрелял.

– Как стрелял? Как это все произошло? Только подробно. Максимально подробно.

– Я слева от выхода сидел…

– Это неважно…

– Когда тот зашел, я еще подумал, что сейчас что‑то произойдет…

– Это лирика. Каждый свидетель считает, что он что‑то предчувствовал. Потому что знает, что дальше произошло.

– Он подошел к столику и выхватил пистолет. А тот, другой…

– Москвич?

– Ну да, Москвич, упал со стула и выстрелил.

– После того, как упал, выстрелил?

– Нет, сразу. Упал и одновременно выстрелил. Из‑под стола.

Это было уже интересней.

– Попал?

– Ну да, конечно, попал! Тому, другому, в ногу. Тот наклонился, и тогда этот, Москвич, еще раз выстрелил…

Вот этого – «упал и одновременно выстрелил» в протоколе не было. Было – выстрелил. Два раза. В ногу и в живот.

А на самом деле он упал и практически в падении выстрелил, причем не промахнулся! А когда противник присел от боли, вкатал ему вторую пулю в низ живота.

Вначале в ногу, потом в живот. В полете. Как пикирующий бомбардировщик.

Очень интересно.

Задумкой. И исполнением.

Тактическая схема идеальна. Нырнуть под стол, чтобы защититься столешницей от прицельных выстрелов и в какой‑то степени от пуль, продолжая оставаться невидимым, заставить нападавшего наклониться и, так и не высунувшись, пристрелить его.

Теоретическая часть проработана превосходно. Равно как исполнение. Мгновенно, разглядеть опасность, сориентироваться, упасть, выхватить и взвести оружие! Выстрелить и попасть! Все – в доли секунды! Мог такое сделать любитель?

Вряд ли! Дальнейшие действия с пулями, пущенными в молоко, не в счет. Они могли быть маскировкой.