Ревизор 007

А сколько действительно? Чтобы он отвязался…

– Для начала миллионов тридцать, тридцать пять…

– Ну это…

– “Зеленых”!

– “Зеленых” говоришь?.. Ладно. Но не раньше, чем через неделю. Через неделю половину. Потом все. Все семнадцать с половиной.

– Почему семнадцать?

– Потому что фифти‑фифти. Семнадцать – моя половина. Круто забирает!

– А не много будет?

– В самый раз. Прикинь – у меня свой бетонный завод, техника, материалы. Это на круг еще пятнадцать процентов. Потому что у других на пятнадцать дороже. Ну что, по рукам?

– А с теми, с другими проблем не будет?

– Будут. Но если без меня, то будет еще больше… Так что через неделю. Я свою половину, ты свою.

– А если кто‑нибудь не принесет?

– А если кто не принесет, того вычеркиваем…

Семнадцати с половиной миллионов у Сашка не было. И даже миллиона не было. Были четыреста тысяч инкассаторских долларов. Впрочем, и их не было. Был жалкий остаток от тех четырехсот тысяч.

Похоже, зря он сыграл на повышение. Потому что не выиграл. Выиграл человек в «Мерседесе», поверивший в блеф. Ценою тридцать пять миллионов «зеленых».

Ну и где теперь взять эти семнадцать с половиной миллионов в твердо конвертируемой валюте?

Или попытаться отыграть все обратно? Сказать, что, мол, пошутил. Что его неправильно поняли. Что никакого небоскреба нет, а речь шла о строительстве типовой девятиэтажки.

Отыграть?

Отыграть можно, но потеряв при этом лицо. Отдав не за понюшку табаку с таким трудом завоеванный авторитет, который придется нарабатывать снова. Для чего опять сорить деньгами, жарить отбивные из крокодильего мяса, на кого‑то наезжать, кого‑то убивать… Только в два раза больше сорить и в два раза больше убивать.

И это лишь для того, чтобы вернуться в исходную точку.

Кроме того, будут потеряны подходы к Первому. Потому что с проектом небоскреба можно прийти раз. А если два, то это уже анекдот. Про мужика, который грозился построить небоскреб.

Может, проще добыть эти деньги, чем городить такой огород? Ну что такое, в конце концов, семнадцать миллионов? Не золотой же запас страны. Всего семнадцать раз по миллиону.

Ну что теперь – лопнуть от того, что их нет? Или каской по рельсам постучать? Так все равно ничего не выстучишь.

Нет, надеяться на доброго дядю не приходится. Приходится быть тем дядей. Надо те деньги взять!

Только где? И как?

Опять шарить по карманам? Ну, в принципе… Если вытянуть по доллару у семнадцати с половиной миллионов граждан или по десятке у полутора с небольшим миллионов… Или по тысяче у нерядовых граждан новорусского происхождения? Или ограбить сорок инкассаторских машин? А может, сразу взять банк?

Лучше бы, конечно, банк. И лучше всего в Москве. Их там как в провинции грязи!

Взять деньги и по‑быстрому отбыть на место. Какой выбрать? Не принципиально. Первый попавшийся на глаза… Первым на глаза попал «Первый Московский банк». Ну и ладно, раз он первый…

Известный в стране бизнесмен откушал два полноценных, в смысле использованного на них времени, завтрака в двух расположенных неподалеку от банка кафешках. Посидел с газетой в близком от них скверике. Поиграл на игральных автоматах в вестибюле кинотеатра, из крайнего окна которого, если, увлекаясь игрой, заваливаться вправо, можно было увидеть вход в банк. Наконец, поймав, отмыв и расчесав бездомную собаку и нацепив на нее дорогущий, из крокодиловой шкуры, поводок, погулял по тротуарам вблизи фасада здания «Первого Московского».

Если судить по внешнему антуражу, банк был неприступен – пуленепробиваемые стекла, суперсовременная сигнализация, телекамеры на каждом углу, рота двухметровой, как гренадеры, охраны с асимметричными пиджаками, бронированные двери, перекрывающие путь в хранилище, почти наверняка швейцарские сейфы… По форме – ни единого шанса. А если по сути… Если по сути, то неприступных банков в современной России нет! Ни одного! Пусть даже это супербанк с суперсейфами…

Через трое суток известный в стране бизнесмен перестал читать газеты, завтракать в кафе и гулять с собакой, потому что увидел все, что хотел увидеть.

В ворота банка въезжало и из ворот банка выезжало восемь машин – две инкассаторские, три охраны и три – служебные «Мерседесы», развозящие банковское начальство.

Последние, хоть денег и не перевозили, для дела подходили больше всего.

В хвост выехавшего из банковских ворот «мерса» пристроилась неприметная «шестерка» и, прикрываясь движущимся в попутном направлении транспортом, сопроводила банковскую машину до подъезда одного элитного дома.

На следующий день второй «мере» – до подъезда другого, не менее элитного дома.

Потом третий – до третьего, еще более элитного.

Неплохо живут отечественные банкиры.

В местных жэках, за «буду благодарен» и «буду очень благодарен», если просто «благодарен» было недостаточно, известный в стране бизнесмен узнал фамилии людей, прописанных по указанным адресам.