Ревизор 007

Затем позвонил в банк и поинтересовался, как зовут управляющего. Его зама. Его другого зама. Зама того зама…

Три фамилии совпали. С жильцами элитного, еще более элитного и суперэлитного домов.

Из трех кандидатур известный в стране бизнесмен выбрал одну – первого зама управляющего. Который может все то же, что может управляющий, но не является управляющим, что должно быть обидно. Ему обидно.

Теперь следовало дождаться выходных дней. Потому что в другие дни недели облюбованный банкир разъезжает на служебной машине в сопровождении телохранителей. А в выходные – на своей. Один. Или с любовницей.

В субботу известный в стране бизнесмен отправился в гараж. Кооперативный. Адрес которого прочитал в газете объявлений, в колонке купли‑продажи недвижимости.

Уверенным шагом рядового пайщика‑гаражевладельца он прошел по бетонным аллеям. Подошел к облюбованным воротам. Покричал: «Ну что за люди! Что за свиньи!..» Сгреб ногой набросанный на выезд мусор.

Эта небольшая, разыгранная перед гаражными воротами сценка должна была убедить случайных соглядатаев, что он хозяин гаража. Потому что не хозяин вряд ли бы стал возиться с мусором.

Сунул в замочную скважину навесного замка заготовленную заранее отмычку, повернул. Сунул другую отмычку во внутренний замок, повернул. Дверь открылась.

Внутри стоял потрепанный «жигуль». Да хоть и «жигуль». Он же не для продажи предназначен. Известный бизнесмен сел в машину, сунул в замок зажигания «ключ». Крутнул. Еще раз… Мотор молчал.

Неудачно…

Разбираться в характере поломки угонщик не стал. Он просто вышел из гаража. И прошел к другому гаражу. Расположенному в двухстах метрах от первого.

«Ну что за люди, чтоб им!..» Сгреб ногой мусор. Открыл дверь.

В гараже снова был «жигуль». Который завелся…

Заместитель управляющего банком «Первый Московский» захлопнул дверцу джипа. Он был один, потому что была суббота и потому что он собирался ехать к любовнице. А после любовницы на дачу к семье.

На выезде из двора в правое крыло джипа врезался «жигуль».

О, черт!..

Банкир вылез из джипа.

– Ты чего, мужик?!

– Я сам не знаю, как так получилось… Я думал, вы притормозите, потому что здесь, когда с той стороны, всегда притормаживают. А вы… А я думал, проскочу…

Водитель «Жигулей» суетился, заглядывал в глаза владельцу джипа, заискивающе улыбался.

– Что, будем ГАИ вызывать? Ждать гаишников было неохота. И некогда. «Спишу номера, скажу охране, они – „крыше“, те наедут и вышибут из фраера бабки, хоть даже ему „жигуль“ продать придется», – решил про себя банкир. И вытащил электронную записную книжку, чтобы вбить туда номер «Жигулей».

– Ну ты въехал, мужик!

– На сколько?

– На много. Штук на десять! Крыло всмятку. И вон в дверце вмятина!..

Водитель «Жигулей» обреченно вздохнул:

– А можно я сейчас?

– Что сейчас?

– Деньги отдам.

– Ты не понял, мужик! Десять штук не наших! Американских! Потому что крыло и дверца…

– Ну, конечно, баксов. Только они у меня там, в машине.

Участники ДТП подошли к «Жигулям». Мужик вытащил из бардачка и бросил на переднее сиденье пачку «зелени».

– Отсчитайте, сколько надо. Только в машине, а то кто‑нибудь заметит.

Ошарашенный банкир сел на переднее сиденье. Увидел в раскрытом бардачке еще несколько толстых, перетянутых резинкой долларовых пачек ценой в два десятка таких «Жигулей».

– Ну ты даешь, мужик! На простой «восьмерке»…

– А вы, простите, не управляющий банком «Первый Московский»?

– А что?

– Если управляющий, то у меня к вам дело. Взаимовыгодное.

– Так это все… – начал догадываться банкир.

– Да. Повод для знакомства.

Ни черта себе – повод! Что же тогда знакомство, если повод тянет на десять штук баксов!

– Кто вы?

– Выгодный клиент.

– Тогда приходите в банк и там…

– Если я приду в банк, я перестану быть выгодным.

– Что вы хотите?

– Получить кредит. Большой кредит.

– Большой – это какой?

– Сорок миллионов. Долларов, – назвал с запасом клиент.

– Конечно, наш банк выдает кредиты. В пределах двадцати‑тридцати тысяч долларов…

– Тридцать я могу вам дать сам. Из бардачка.

Это точно. Десятки тысяч клиенту были ненужны. Они у него были. И, похоже, были не последними, раз он так запросто разбрасывается ими.

Банкир почувствовал себя неуютно в салоне «Жигулей». И подумал, что, наверное, чтобы от него отделаться, надо на все соглашаться. А там…

– Ну так вы мне поможете?

– Конечно, наверное, в принципе я бы мог… Но вам придется подтвердить свою потенциальную платежеспособность, предоставить некоторые гарантии, рекомендации…

«Мужик» бросил на сиденье фотографию себя и мэра, себя и Президента, себя и звезд, себя и…

– Хватит?

– Да, конечно, но…

– Плюс тридцать процентов.

– Что тридцать процентов?

– Вам тридцать процентов. Тридцать процентов с полученной мною суммы.

– Вы… вы хотите ее, как бы это мягче выразиться…