Ревизор 007

Доложили не чужие. Доложили свои. Вернее – его. Его работники, которым он поручил вести это дело. Работники верно и вовремя рассудили, что истинный их хозяин все‑таки не непосредственный начальник, а начальник того начальника.

– Зачем ему это нужно?

– В качестве официальной версии – для выявления узких мест в системе обеспечения безопасности.

– А вы не поверили?

– Нет. Характер работ, которые мы выполняли, входил в противоречие с сформулированными ранее целями.

– Чем?

– Работа велась в том числе по объектам, разработка которых допускается только в исключительных случаях и по вашему прямому распоряжению. Вы сами определили круг лиц…

– А он приказал?

– Так точно, приказал.

– Напишите подробный рапорт. Изложите ход дела. Укажите людей из службы безопасности, которым, с вашей точки зрения, можно доверять и которым нельзя. Выскажите свои соображения и предложения… Все.

– А приказ?

– Какой приказ?

– По разработке объектов?

– Отставить приказ. Впрочем, нет, пока работайте. Но…

– Как долго работать?

– Вплоть до моего особого распоряжения…

Глава администрации вызвал своего доверенного Референта. Который мог разобраться в ситуации лучше других, потому что знал больше других. Хотя знал не все.

– На, читай.

Референт внимательно прочитал рапорта.

– Что скажешь?

– Скажу, что нехорошо.

– Я знаю, что нехорошо. Что конкретно нехорошо?

– То, что очень не кстати,

Референт был немногословен. Наверное, потому, что был растерян. Так же, как его шеф.

– Почему он это сделал?

– Возможно, получил какую‑то информацию. Которую решил перепроверить.

– Какую? Если бы он узнал ту информацию, что знаем мы, он бы не стал копать под меня, а пришел ко мне демонстрировать преданность.

Референт согласно кивнул.

– Что еще он мог узнать такого, что заставило его вести самостоятельную игру?

– А может, он изначально? Изначально вел?

– Не говори глупости. Он со мной десять лет и ни разу даже намеком… Он всем мне обязан. Я его из грязи в облака вознес. Зачем он станет меня подставлять? Кто ему больше даст? Никто не даст. Так что ты эти детективные выкрутасы из головы выкинь. Здесь что‑то другое. Что‑то совсем другое… Вот что, посади своих ребят, пусть помозгуют, прикинут варианты. Не мог он просто так, из блажи, выкинуть такое. И продаться не мог. Ну не мог! Хотя… Проиграй и продажу тоже. Все проиграй. Все!..

 

Глава 30

 

Багажник был тесен. Голова упиралась в запасное колесо, коленки в канистру. Пахло бензином, маслом и гнилью. На резких поворотах на ноги прыгала какая‑то железяка. Все это и еще сползающая на лицо кровь мешали слушать дорогу.

Четвертый поворот направо. Покрытие – мягкий асфальт.

Остановка у светофора через сорок, сорок пять секунд.

Тот же асфальт…

Интересно, куда они едут?

Седьмой поворот налево…

Теперь очень частые, крутые, с коротким прогоном повороты. Асфальт битый, с частыми ямами. И звук, звук какой‑то очень специфический – гулкий, словно отраженный от стен.

Где могут быть такие частые повороты и такой звук, как в горном ущелье?

В ущелье?..

Да. Очень похоже. Только где в городе могут быть ущелья? Или сооружения, напоминающие ущелья? Где много отвесных стен и много поворотов?..

Где?..

В гаражах! Ну, конечно же‑в коллективных гаражах! Где масса мелких улочек, обжатых отвесными стенами.

Значит, они приехали в гаражи!

В какие гаражи?

Надо вспомнить весь путь. С самого начала.

Первый поворот – выезд из двора. Затем короткий прямой отрезок до дороги и поворот вправо, от центра. Потом два поворота налево и один направо… Потом мост, потому что вначале машина ехала вверх, а потом сразу вниз. Почти сразу же налево…

Получается… Получается, это гаражи металлургов. Налево только гаражи металлургов!

Ну вот и определились. Остается только узнать конкретное место…

Машина остановилась. Хлопнула дверца. Теперь надо, чтобы они не закрыли глаза – не надели мешок на голову или что‑нибудь в этом роде. Надо изобразить потерю сознания – расслабиться, вывернуть неудобно руку, выпустить слюну изо рта. Тогда зачем повязка…

Открылся багажник.

– Давай, хватай.

– Может, ему глаза завязать?

– На хрена? Он же в отрубе.

– А вдруг нет?

– Сейчас проверим.

Кто‑то резко ткнул пленнику кулаком в лицо. И после небольшой паузы еще раз. Пленник не закрылся, не вздрогнул, не напряг мышцы, не задержал дыхание.

Это очень трудно, когда тебя бьют в лицо, не закрыться, не вздрогнуть, не перестать дышать.

– Ну я же говорю…

Пленника вытянули из багажника, подхватили под руки и бросили в открытую дверь гаража. С номером 2195.

Внутри горел свет. Но рассмотреть лица похитителей было невозможно. Все они были в надвинутых по самые подбородки шапочках, с прорезями для глаз.

– Теперь чемоданы давай.

Дверь захлопнули. Торопясь, сбили с чемоданов замки. Откинули крышки.