Ревизор 007

Все. Руки свободны.

Размял затекшие кисти. Подошел к столу.

Спят. Ну пусть спят…

Приблизил левую руку к лицу крайнего бандита. Правой не сильно, но точно ударил в основание затылка. Голова дернулась и упала в ладонь. Ртом упала. Поэтому негромкий всхрип был почти не слышен.

Придержал сползшее со стула тело, положил на пол.

Первый – есть.

Подошел ко второму. Точно так же, ударом в затылок, уронил лицом в ладонь.

И этот тоже…

С третьим гладко не прошло. Третий успел проснуться. Он увидел приближающегося к нему пленника и, вскочив, сунулся рукой под мышку. Теперь надо было действовать очень быстро и не по плану.

Двумя быстрыми шагами пленник приблизился к противнику и ударил его костяшками пальцев в висок. Тот закатил глаза и упал. Без вскрика упал. Потому что уже почти мертвым.

Неудачно получилось. Грязно. Если он умрет, то все пойдет наперекосяк. Но теперь об этом думать некогда. Потом. Все потом…

Сейчас главное – телефон.

Сунул руку в один карман. В другой.

Есть.

Только куда звонить? В 02 нельзя. Там все звонки фиксируются. Надо туда, где нет магнитофонов. Какому‑нибудь рядовому следователю.

Тогда через 09.

– Справочная? Будьте добры, подскажите телефон участкового милиционера, обслуживающего улицу Второго Интернационала.

– Откуда я могу знать, кто обслуживает улицу Второго Интернационала.

– Тогда дайте всех участковых Заводского района. Я вас очень прошу. У меня ребенок пропал. Дочь. Любимая. Вы же понимаете.

– Хорошо. Я посмотрю. По номерам… Правда, мы больше двух справок не должны. Но раз такой случай…

Теперь важно убедить того крепко спящего участкового.

– Але? Кто? – нервно закричал в трубку участковый, наверняка косясь на часы. – Что надо?

– Это Невзрачный говорит. – Кто?!

– Ну Невзрачный. Секретный агент. Со мной следователь Петров работает. Из вашего райотдела. Но его сейчас на месте нет. А дело срочное.

Следователь Петров в райотделе действительно был. Потому что почти в каждом райотделе был. По теории вероятное!

– А я здесь при чем?

– Он сказал, что, когда я его найти не могу, действовав через участковых. Которые свяжутся с райотделом.

– А ты чего сам не можешь?

– Не могу.

«Не могу» прозвучало многозначительно и загадочно. На столько загадочно, что в это дело сразу расхотелось соваться.

– Слушай, может быть, ты завтра этого Петрова сам найдешь. У меня своих дел…

– Я бы нашел, но дело не терпит отлагательств. Вот вы сейчас меня отфутболите, а потом выяснится, что я вам сообщал…

А черт его знает. Может, и действительно.

– Ладно, что у тебя?

– Есть информация, что в гаражном кооперативе «Металлургический» в боксе 2194, 2195 или 2196 хранятся ворованные вещи. Которые проходят по двум делам.

– Ладно, передам. Как‑то без энтузиазма.

– И, возможно, наркотики.

– Наркотики?

– Да. Партия героина.

От партии героина отмахнуться было нельзя. Наркотики – это серьезно.

– Кто принял сообщение?..

Мобильный телефон, предварительно разбив на куски, пленник забросил куда‑то за крыши гаражей.

Теперь надо было ждать. Много милиции они ночью не пришлют. Максимум две машины…

Бандиты зашевелились. Видно, «наркоз» стал проходить.

Пленник подошел к заворочавшимся на полу телам. Снова ударил. Обшарил карманы. Нашел, проверил три пистолета. Один был бесполезен, потому что был переделан из газового. Его можно было смело отдать «калеке» с проломленным виском.

Только бы он был жив.

Наклонился, нащупал пульс. Бьется, хоть и еле‑еле.

В сознание он, скорее всего, уже не придет, но несколько часов протянет. В крайнем случае можно будет додержать его, делая искусственное дыхание…

А пока надо отнести его на место.

Поднять под руки безвольное тело. Подтащить, забросить грудью на капот машины, вытянуть вперед руку. Отвернуть голову чуть в сторону. Разогнуть слабые, мелко подергивающиеся пальцы, сунуть в ладонь пистолет, ткнуть указательный палец в скобу спускового крючка.

Вроде ничего. Убедительно.

Теперь надо ждать. Когда очухаются бандиты. И когда приедет милиция.

Бандиты очухались довольно быстро. Открыли глаза. Увидели пленника, в руках у которого были стволы, зачем‑то обернутые тряпками. Увидели своего приятеля, который взгромоздился на капот машины. Сказали:

– Ты че, мужик? А ну давай сюда шпалеры! Пока мы тебя…

– Стоять! – коротко крикнул освободившийся пленник. – Или я убью вас! Как вашего дружка…

Кивнул на машину.

Дружок был готов. Точно готов. Теперь это было совершенно ясно.

– Ты чего, мужик… – уже совсем другим тоном сказали живые бандиты. – Мы же не знали, что ты того… Что ты такой горячий. Мы к тебе без претензий…

– А кто с претензиями? Кто вас послал?

– Ты че, мужик! Никто нас не посылал. Мы сами по себе.

– Кто у вас главный? Бандиты молчали.

– Ну?!

– Мы все главные.

– Тогда вставайте к стене.