Ревизор 007

– Зачем?

– Вставайте, сказал!

Бандиты, оглядываясь, прошли к стене.

– Лицом. Лицом к стене!

– Ты чего… Ты чего задумал?..

– В тир поиграть.

Клацнул передергиваемый затвор.

Это очень страшно – слышать лязг взводимого оружия когда стоишь к нему спиной. И когда стоишь лицом в стену.

– Ну что, никто ничего не вспомнил? Как хотите… Почему‑то бандиты поняли, что он выстрелит. Что он способен выстрелить.

– Эй, погоди, не надо! Не стреляй! Я скажу!

– Говори!

– Лешка Хват у нас главный.

– Точно?

– Ну точно, он! Век свободы не видать!

– Он, он, – закивал второй бандит.

– И где он теперь?

– Как где? В Москву полетел. За чемоданами. Слышь, мужик, давай разойдемся по‑тихому.

– Может, и разойдемся, – загадочно сказал «мужик», – если вы шевелиться не будете. А то вон тот шевелился.

Бандиты замерли у стены, соображая, как они могли так лопухнуться, как он мог освободиться и грохнуть Сивого.

Ну и сколько так можно стоять?

На улице послышался шум мотора. Похоже, приехали…

Милиционеры вылезли из «уазика» и поглядели на номера гаражей.

– Нам какие нужны?

– С 94‑го по 96‑й.

– С какого начнем?

Из «собачника» какой‑то мужик в спецовке вытягивал шланги автогена.

– Давай с 95‑го. У него, видишь, засов на двери откинут.

И замка нет.

– Смотри‑ка – точно. Может, там кто внутри сидит?

– Может, и сидит.

– Где резать‑то? – спросил мужчина в спецовке, помахивая резаком.

– Да убери ты свои шланги! И сам уберись. К… Милиционеры перекинули удобней автоматы.

– А говорили, там только вещи…

Приблизились вплотную к воротам. Прислушались.

Тихо.

– Давай посмотрим.

Толкнули сбоку ногой дверь. Она открылась. В гараже было темно. Крикнули:

– А ну, руки вверх! Милиция! Тихо.

– Давай разом.

С разбегу нырнули в прямоугольник двери, раскатились в стороны.

Опять тихо…

Неожиданно вспыхнул свет. Милиционеры увидели две стоящие у стены фигуры. Без оружия. С задранными вверх руками. И увидели лежащего животом на капоте машины мужика направившего в их сторону пистолет.

– Вон он! Справа!

– Брось оружие!

Никакой реакции.

Полоснули из автоматов, выбивая пулями воронки в обшивке машины. И… И больше ничего не успели.

Откуда‑то сбоку раздались выстрелы. Один и сразу же второй. Милиционеры ткнулись лицами в пол. Выронили автоматы. Пули попали им в головы.

– Спасите! Я здесь! – дико заорал пленник, быстро перебегая к воротам и на ходу, с двух рук, стреляя в сторону лежащих милиционеров и в полуоткрытую, чтобы отбить охотку в нее заглядывать, дверь.

Подбежал, бросил пистолеты, поднял с бетонного пола автомат. И практически без паузы из нижнего положения открыл стрельбу.

Автоматная очередь полоснула по фигурам замерших у стены бандитов. Они, получив по пуле в грудь, упали.

Из второго автомата пленник прицельно выстрелил в лежащее на капоте тело. В голову выстрелил. В висок. Чтобы пуля, пройдя насквозь, раздробила место, куда он ударил костяшками пальцев и где мог остаться синяк.

Положив автомат туда же, откуда его секунду назад поднял, пленник перебежал к агонизирующим телам бандитов и сунул им в ладони еще дымящиеся пистолеты. Произвел по выстрелу, чтобы на руках остался пороховой нагар. Разбросал веером Стрелянные гильзы…

С улицы доносились крики и топот ног. В полуоткрытую Дверь никто не совался. Дураков нет.

Теперь, кажется, все.

Зашел за машину, быстро обмотал ноги веревкой и затянул узел. Затем прислонился к стене, всунул кисти в заранее заготовленную и подвешенную к случайному гвоздю веревочную петлю. Резко дернул вниз. Свободный конец веревки слетел с гвоздя, но петля успела затянуться. Заорал:

– Сюда! Ко мне! Спасите меня!..

Но милиционеры в гараж не вошли. Только когда прибыло подкрепление, они решились на штурм. Ворвавшиеся внутрь бойцы СОБРа увидели два милицейских и три гражданских трупа. А когда осматривали помещение, в углу, за машиной нашли связанного, в совершенной истерике заложника.

– Они меня пытали! Они хотели меня убить! Вы спасли меня. Вы спасли!.. Спасибо! Спасибо!! Если бы не вы!.. – орал плакал, пытался целовать развязывавшие его руки пленник.

Он так бушевал в приступе благодарности, что собровцам пришлось дать ему по морде, чтобы привести в чувство.

– Кто ты? Кто ты такой? – спрашивали они.

Но заложник ничего не понимал. Он кричал, что его похитили, что его пытали, а потом была страшная стрельба и больше он ничего не знает. Спасибо, что его спасли, иначе бы он…

Когда пленник увидел трупы бандитов и трупы милиционеров, он чуть не потерял сознание…

Картина происшедшего была очевидна. Когда милиционеры проникли в гараж, бандиты открыли стрельбу. Неприцельную, но настолько плотную, что больше половины пуль попало в цель. Почти все – в бронежилеты. Но две – выше бронежилетов.

Милиционеры не отдали жизнь задешево. Прежде чем погибнуть, они успели разрядить в бандитов рожки автоматов. Возможно, успели, уже когда были смертельно ранены. Они выполнили свой долг до конца…