Второй фрагмент книги А.Ильина “Победитель должен умереть”.

Экран был большой, в полстены. А зал, маленький всего на десяток мест. Потому что не кинотеатр.
В зале сидели люди. В штатском.
— Дайте следующий эпизод.
Эпизод был не из фильма. Был из жизни. Какие-то бойцы в армейском камуфляже, без знаков различия, бродили вдоль шеренги, стоящих на коленях людей. Одетых в одинаковые оранжевые комбинезоны. Они что-то выкрикивали, но что понять было невозможно. Иногда били пленников, но не сильно, просто подравнивая шеренгу. Просто лишая людей воли к сопротивлению.
Все чего-то ждали.
Или кого-то.
— Вы установили личности пленников?
— Практически всех.
— Граждане нашей стран есть?
— Да – четверо. Смит Гаррисон, независимый журналист. Дэвид Стюарт – военнослужащий армии США. Инженерные войска. Мур Рид – морпех. Мартин Купер – из нашего ведомства.
— Дайте крупные планы.
Экран приблизил лица. Американцы были хорошо побриты и причесаны. И были спокойны и безразличны. Ко всему происходящему. Они смотрели впереди себя невидящими глазами и лица их ничего не выражали. Их отучили от эмоций. Вначале, когда их схватили, они сопротивлялись, грозили, кидались в драку… Но им объяснили, что этого делать нельзя. Очень доходчиво. И они «сломались» и смирились со своей участью.
Их обращения к нации звучали бесцветно, потому что они понимали, что на те условия, что выдвигали боевики, никто не пойдёт.
Они винились в своих грехах заученными словами.
Они прощались с семьями, говоря дежурные фразы.
От ненависти и безумных надежд они пришли к тихому отчаянию и хотели только одного – чтобы это все поскорее кончилось. Потому что невозможно жить в бесконечном ожидании смерти. Смерть должна быть быстрой и милосердной, а не растягиваться на месяца.
— Дальше…
Дальше в кадр вошел человек. Точно в такой же защитной форме. С ножом в руке. И стал что-то говорить на непонятном языке.
— Дайте перевод.
-… Эти неверные, пришли в наш дом, чтобы наводить свои порядки. Мы не звали их в гости, они пришли сами. Они презирают нас, наших предков и нашего Бога…
— Кто это такой?
— Али-Юсуф. Это наш человек. Завербован три года назад. Кличка «Учитель».
— Почему учитель?
— Он был учителем истории. Преподавал в школе. Раньше.
— Интересно… Наш человек убивает наших людей. Вы что, не могли с ним договориться?
— Это было нецелесообразно. Мы могли раскрыть его.
— Понятно…
«Учитель» еще что-то говорил, размахивая ножом, указывая на пленных и на себя. На Востоке любят поговорить, покрасоваться. Любят свадьбы, похороны, казни…
Потом «Учитель» крикнул. И откуда-то подбежали бойцы. Одного роста. Маленького.
— Это что – карлики?
— Нет, дети. От девяти до одиннадцати лет.
Дети встали за спинами пленных. Подняли, уставили им в затылки пистолеты. Большие, черные, которые еле вмещались в их ладонях. И преданно посмотрели на «Учителя». Тот сказал что-то еще, ободряюще улыбнулся и взмахнул рукой. И дети дружно, как их учили, нажали на спусковые крючки.
Они были очень прилежны. И не по-детски серьезны. И еще были горды, что им доверили такое взрослое дело.
Пули вбились в затылки жертв и пробив черепа насквозь и выйдя через лица, ударили в землю, подняв сухие фонтанчики пыли.
Дети сделали шаг назад.
Пленники рухнули вперед. Ткнулись раздробленными, разорванными лицами в землю. В чужую землю. И лишь один не умер мгновенно. Лишь один закричал и стал возиться на земле, загребая руками и ногами. Пуля не убила его, лишь ранила.
Мальчик, который стрелял в него, испуганно заморгал, стал растеряно оглядываться, а потом захлюпал носом и заплакал, растирая слеза руками по щекам. Потому что ему стало стыдно, что он не смог как другие, как все. Что его приятели справились с заданием, а он нет.
«Учитель» подошел к нему, ласково похлопал по плечу, наклонился, что-то прошептал на ухо. Наверное, успокоил, ободрил, сказал – с кем не бывает, когда в первый раз. Ничего, потом все получится, обязательно… Он был хороший учитель, заботливый…
Потом, оставив ученика, шагнул к раненому, перекатил его ногой на бок, ухватил за волосы, рывком задрал голову и перехватил ножом шею. Перепилил, сломал позвоночник и поднял отделенную от тела голову, окропляя землю вокруг стекающей из перерезанной шеи кровью.
Кровью стопроцентного американца…
Кадр замер.
— Он хороший агент?
— Да. Не из лучших, но ценен. Дает полезную информацию, лоялен к агентам-посредникам, часто используется в различных акциях. Пока числится во втором эшелоне, но при необходимости его можно продвигать.
— Понятно. Кто еще?..

One Reply to “Второй фрагмент книги А.Ильина “Победитель должен умереть”.”

  1. Руслан

    Легенда не совсем верна мне думается ,среди террористов практически нет гуманитариев. Инженеры Джихада есть статья, в ВК на странице у меня тоже выставлена она.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *