История высоты № 6725

Но враг проявил принципиальность, на временное прекращение огня не согласился и продолжал захламлять нейтральную полосу трупами своих солдат и неразорвавшимися снарядами.

* * *

Ординарцы императора укладывали в дорожные чемоданы запасные ползунки, именное оружие, ордена, банки с ананасовым вареньем…

* * *

Генералиссимус пригласил начальника тайной полиции.

– Вы головой, нет, вы погонами, – поправился генералиссимус, вспомнив, что голова военных, в отличие от их погон, ничего не стоит, – вы погонами отвечаете за жизнь его императорского величества! И вам даю неделю…

– Я разжалую вас в рядовые и пошлю в окопы врага простыми диверсантами! – пугал начальник тайной полиции своих заместителей. – Если хоть один волос покачнется на голове нашего императора… Даю пять дней…

Замначальники вызвали десять своих помощников, из которых двоих тут же, для острастки, разжаловали в капитаны.

– Ни один волос… Три дня… – повторили они приказ вышестоящих начальников.

Восемь помощников вызвали начальников оперативных отделов.

– В двухдневный срок предоставить план обеспечения безопасности… За каждый волос…

Через сутки черновой план мероприятий был представлен.

Предполагалось: из районов следования императорского кортежа выселить все гражданское население, в передовых войсках провести выбраковку неблагонадежных, в генеральный штаб войск противника заслать резидента для распознания коварных замыслов врага, в императорскую цирюльню внедрить своего человека с целью подсчета имеющихся у императора волос, перепроверить на лояльность окружающих его величество генералов и прислугу, поголовно, без всякого исключения, за исключением начальника тайной полиции.

Еще через сутки гражданское население было выслано в резервации, скот и имущество реквизированы в пользу армии, в штаб войск противника под видом уборщицы внедрен резидент, неблагонадежных перевешали, на императоре обнаружили и оприходовали согласно описи 99 волосков и еще, посредством разветвления сети платных осведомителей, установили, что: генералиссимус страдает ночным недержанием мочи, что командующий военно‑воздушными силами втихую сожительствует с адъютантом командующего бронетанковыми войсками, что начальник штаба всецело находится под влиянием своей новой любовницы – танцовщицы столичного кабаре «У патриота», что адмирал по совместительству подрабатывает в штабе военно‑морских сил противника, что начальник связи продал на сторону полевые АТС и телефонные аппараты без малого на 500 тысяч, что командующий артиллерией не имеет решительно никакого образования, что 25 лет он торговал пивом в розлив и свою должность с помощью тещи откупил в отделе кадров военного министерства за очень крупную сумму.

Отложив в сейф сведения, касающиеся недержания генералиссимуса, начальник тайной полициипредставил генералиссимусу доклад «К вопросу об обеспечении безопасности его величества» с приложением, касающимся вновь раскрытых фактов из жизни ближайшего императорского окружения.

– Занятно! Очень занятно! – оживился генералиссимус, с удовольствием ознакомившись с приложением. – Но в общем ничего предосудительного. Так, юнкерские шалости. Хи‑хи. Вот только адмирал?

Командующего военно‑морскимисиламивызвалик генералиссимусу.

– Так точно! – признался адмирал. – Служу!

– Как это понимать? – возмутился генералиссимус, силясь подсчитать, сколько денег гребет в двух кассах адмирал.

– Извольте заметить, я подавал в канцелярию рапорт о совместительстве, – объяснялся адмирал.

– Начальника канцелярии! – приказал генералиссимус.

– Согласно статье 17 поправки к уставу воинской службы офицер имеет право на работу по совместительству в свободное от основной службы время, при согласии вышестоящего командования, – отрапортовал начальник канцелярии. – Удержание налогов в таком случае осуществляется с основного и побочного заработка по установленным нормам.

– Кто подписал рапорт?

– Извините – вы.

– Но это невозможно! Работать на противника в момент ведения боевых действий! – возмутился генералиссимус.

– Фактическое нарушение закона в данном случае отсутствует, – заметил начальник канцелярии. – В уставе не оговаривается, где может, а где не может подрабатывать офицер. Это личное дело офицера.

– Это черт знает что! – совсем расстроился генералиссимус.

– Прошу меня понять! – оправдывался адмирал. – У нас почти не осталось боеспособного флота. Наши крейсера торчат у пирсов.

Экипажи латают пробоины в сгнивших днищах. Офицеры от безделья запивают в портовых кабаках, заражаются сифилисом. Флот вырождается! Единственная возможность поддерживать боеспособность офицерского состава – это работа по совместительству.

– Офицеры тоже работают на них? – обалдел генералиссимус.

– Так точно! Но не в ущерб основной службе!

– Но почему не у нейтралов? – вскричал генералиссимус.

– Нейтралы не располагают современным флотом и не испытывают нужды в кадрах. Противник, напротив, при наличии наибольшего по численности корабельного парка испытывает острый дефицит в офицерском составе. Лично я считаю преступлением пренебрегать такой уникальной возможностью! Ценность морского офицера определяется, в первую очередь, его участием в боевых действиях с использованием самой передовой военной техники. Удерживая моряков на берегу, мы развращаем их, фактически уничтожаем военно‑морские кадры!

– Но вы получаете деньги из рук врага! – единственное, что нашелся возразить генералиссимус. – Это же валюта! Это возможность вкладов в иностранные банки!

– Да! – согласился адмирал. – Но не получать деньги за исполненную работу было бы нарушением финансовой дисциплины.