Кровь за кровь

Целой одежды Трепов не обнаружил. Вся она, вместе с телами жертв, была растерзана автоматными очередями, изрезана штык-ножами, залита кровью.

К полудню, двигаясь вдоль свежепроторенной тропы, Сергей вышел на небольшой военный лагерь — две до половины обложенные мешками с песком армейские палатки, крытый автомобиль, полевая кухня и даже аккуратно сбитый из досок сортир в стороне.

Ему навстречу выбежали какие-то люди и, угрожая оружием, уложили на землю лицом вниз. Они матерились и требовали у него документы. Это были свои..

Вернувшись в Москву, Трепов уволился из редакции и запил. Или вначале запил, а потом его уволили… За три недели он спустил все имевшиеся у него деньги и задружился с сотней собутыльников, адресов и лиц которых не помнил.

Он пил, но когда засыпал, видел войну. Он просыпался и снова пил…

Обратно на работу его не приняли — его место занял молодой, только что окончивший журфак «борзописец». В другие газеты, ссылаясь на отсутствие вакансий, тоже не взяли.

Целыми днями Трепов слонялся по городу в поисках работы. Теперь ему хотелось не только пить, но и есть.

Довольно быстро он докатился до «желтой прессы», где оценили его «фронтовой опыт». Оценили втрое ниже против прежних гонораров

Он написал несколько материалов, которые никуда не пошли. И ему предложили съездить в командировку в одну из «горячих точек», по которым он почему-то считался большим специалистом.

Трепов съездил.

И съездил еще в одну…

Его статьи наделали шума и даже получили какие-то премии. Его нашел его прежний редактор и предложил вернуться в газету с повышением. Он отказался. Почему, никто не понял — таких предложений два раза не повторяют.

Трепов поехал еще в одну командировку и привез серию еще более сенсационных статей.

Через год он умер — погиб при до конца не выясненных обстоятельствах. Кажется, его подстрелил снайпер, потому что он имел дурную привычку носить в зоне боевых действий армейский камуфляж. Его смерть никого не потрясла и даже не удивила — кончить добром он не мог, потому что лез на рожон. Иногда казалось, что он ищет смерти…

Только зачем?..

Может быть, затем, что мертвые сраму не имут…

Тело Трепова привезли в Москву. Привезли на военном транспортнике с «грузом двести», запаянным в армейский «цинк» В аэродромном ангаре его отделили от других «двухсотых» и на редакционном «бычке» отвезли домой. Гроб с телом и свидетельство о смерти вручили родственникам. В свидетельстве о смерти было написано — «умер в результате несчастного случая»…

Наверное, эту формулировку можно было оспорить, но некому было оспаривать. И незачем…

«Цинк» оплакали и закопали.

В статистику жертв войны Трепов не вошел…