Кровь за кровь

Недалеко от своего дома Сергей остановился.

Зачем он пришел домой? Не надо домой.

А куда надо?..

К Витьке. Надо идти к Витьке!

Сергей развернулся и побежал назад.

Только бы он был дома, только бы был…

Витька был дома.

— Дай мне ствол. Я знаю, у тебя есть ствол. Ты показывал, — сказал Сергей с порога.

— Зачем он тебе?

— Надо. Очень надо!

Витька не хотел давать пистолет. Сергей был явно не в себе. Мало ли что он может вытворить, а его потом по судам затаскают. Да и посадить могут за незаконное хранение…

Зря он показывал пистолет. И зря притащил его из Приднестровья.

— Ну дай, дай. Мне только попугать.

Сергей действительно хотел только попугать. Вдруг захотел увидеть, как его мучитель струсит, как будет ползать на коленях и мочиться в штаны…

Ни о чем другом он не помышлял. Только увидеть, как он ползает и молит о пощаде.

— У меня нет пистолета, — притворно вздохнул Витька.

— Как нет? А где он?

— Выбросил.

— Не ври! Он у тебя! Я все равно его найду! Лучше дай добром!

Сергей шагнул в комнаты. Он готов был перевернуть весь дом!..

— Ладно, только я тебе его не давал и ничего о нем не слышал.

— Не слышал, не слышал…

Витька вытащил из платяного шкафа пистолет, тщательно обтер его со всех сторон, чтобы стереть отпечатки пальцев.

— На. И помни…

— Да помню, помню.

Сергей схватил пистолет, не глядя сунул его за пазуху.

— Ты кого попугать хочешь?

— Да так, одного… Он мне деньги не отдает.

Сергей бежал к рынку бегом. Он даже не догадался поймать машину.

Только бы успеть. Только бы не опоздать… Рефрижераторы стояли на месте. Возле них никого не было. Чеченцы сидели в кафе. Но Мурата среди них не было. Все равно никуда не денется, все равно придет. Надо только подождать. Только дождаться…

Сергей встал у забора, спрятавшись за машинами. Миновать его, если идти к рефрижераторам, было невозможно.

Только бы он пришел…

Что будет потом, Сергей не думал — ничего не будет, он только попугает, и все…

Мурат появился неожиданно. Он уверенно завернул в открытые ворота и направился к машинам.

Сергей шагнул из своего укрытия ему навстречу. И остановился, вновь почувствовав отозвавшийся спазмом внизу живота страх.

Мурат заметил замаячившую в тени рефрижератора фигуру и остановился.

— Чего тебе? — спросил он.

Сергей растерялся и сделал шаг назад. Он боялся Мурата, он всегда его боялся, и теперь тоже! Но еще он его ненавидел.

Мурат пошел дальше.

— Стой! — не своим, чужим, неузнаваемым голосом просипел Сергей.

Мурат снова остановился.

— Уйди с дороги! — довольно миролюбиво сказал он.

И попытался пройти мимо. Он даже не обиделся на приставшего к нему русского пьяницу. Потому что не видел в нем противника.

— Эй, погоди!..

Сергей потянул из кармана пистолет. Мурат ухмыльнулся. Чеченца видом оружия не испугать. Чеченец видит оружие с рождения.

— Уйди, дурак!

Сергей дослал патрон в ствол.

«Пьяница» умел обращаться с пистолетом, Мурат это отметил и слегка напрягся. Но виду не подал.

Он стоял в распахнутом белом плаще, засунув руки в карманы брюк, и смотрел на своего преследователя.

— Ты узнал меня? Помнишь, блокпост. Ребят. И лейтенанта, — невнятно, как в горячке, бормотал Сергей, распаляя свою ненависть. — Помнишь отрезанную голову?..

Мурат не помнил блокпост, лейтенанта и отрезанную голову. На его веку было много блокпостов и лейтенантов. И было много отрезанных голов.

— А помнишь, как я у вас нужник чистил?

Нужник?..

Теперь Мурат, кажется, узнал его. Теперь — вспомнил. Это был тот, обмочившийся от страха солдат… Впрочем, они все мочились, когда их убивали… Но этого он не убил, этого он подарил своему отцу.

Это был его раб.

— Ах, это ты? — произнес Мурат.

— Я.

— Чего ты хочешь?

— Убить тебя.

Мурат не испугался, он никогда ничего не боялся. В том числе смерти. Смерть страшна для неверных, их души попадают в ад. Его душе уготован рай. Он давно заслужил его. Тем, что отправил в ад не одного такого…

Мурат стоял, широко расставив ноги, зло ухмыляясь в лицо Сергею. Он не верил, что тот выстрелит. Иначе давно бы выстрелил, а не болтал… Это не так просто, как кажется, — выстрелить в безоружного человека. Для этого надо быть мужчиной. Надо быть воином.

Русские не были воинами, они не умели стрелять в безоружных людей. Он — умел. И поэтому всегда побеждал.

— Убери пушку, я дам тебе денег.

Мурату не нужна была драка на чужой территории. Он действительно готов был дать деньги, чтобы уйти отсюда.

— Сколько тебе надо?

Сергею надо было много денег. Он собирался купить квартиру. Или хотя бы комнату. И теперь он мог получить эти деньги.