Спецоперация

Вот тут я полностью согласен, что никакая это не война, а спецоперация. Именно так, потому что вместо клиньев, прорывов и охватов какая-то тихая возня, при этом все со всеми в контакте – договариваются по газу,  электричеству, зерну, мостам, пленным, территориям, санкциям, проводкам, меняя на полном скаку риторику и задачи. Гонят через территорию врага стратегическое сырье. И им продают. Открывают коридоры. Закрывают на очевидное глаза. Обрастают кучей посредников, переговорщиков и агентов, работающих за свой интерес. И все это тихим шепотом, за закрытыми, для нас с вами, дверьми.
Отсюда этот непонятный “тяни-толкай”. Может это и верно, всяк сверчок должен на своем шестке сидеть, кто-то – пониже, у самой земли, а кто-то на вершине, откуда виднее. И нефиг соваться со своими вопросами и сомнениями. Такое у меня ощущение. Иначе все было бы по-другому. Совсем по-другому. Так что, зря разные эксперты удивляются и волосы на себе рвут. А может, все идёт как надо, как в договорном матче, где кто-то бегает в трусах по полю, а голы забивают совсем другие люди, в дорогих пиджачках и не на стадионе, и оттого счёт знают заранее. Тогда все понятно и называется правильно. Впору, как в больнице на световом табло высветить надпись – “Посторонним не входить, идёт операция!”. Нам с вами не входить. Хотя это странно, потому что на операционном столе лежим мы под глубоким наркозом и режут нас, и кровь льется наша, настоящая. И с той, и с другой стороны… Но тихо, чтобы лишнего не сболтнуть, или не подумать. Нельзя! Из-под наркоза быстро выходить опасно. А лучше вовсе не выходить. Тс-с, идёт операция. Спе-ци-альная. Хотелось бы только понять, чья и против кого.
P.S. Это я, конечно, про ту сторону, которая не с нашей стороны. Хотя, это с какой стороны…