“Сцены из придворной жизни” – Сцена восьмая

Сцена восьмая

Новый Царь, Первый Советник

  Первый Советник

– Позволь сказать…

Новый Царь

– Опять вокруг враги?

Первый Советник

– На этот раз – приятели твои.

Пришла пора

Убрать их от тебя,

Пока они не скинули Царя.

Новый Царь

– Ты про кого?

Они мои друзья!

И ты на них клевещешь зря!

Я с ними вместе к власти шел,

Деля по-братски хлеб и соль.

  Первый Советник

– Что в хлебе том,

Что съел давно?

И в кубке – где ты видишь дно,

Когда все выпито вино?

И в женщине, что ты любил,

А после бросил

И забыл?

Что – прошлое,

Когда оно

Быльем и тленом

Поросло.

Вы были равными тогда

И в том теперь твоя беда!

Новый Царь

– Беда?…

Какая же беда?

По-моему, это ерунда.

Кому мне верить,

Как не им?

Друзьям,

Которыми храним

Был эти долгие года?

  Первый Советник

– Храним…

Иль охраняем был?

Чтобы куда-нибудь не сбыл

Надетый на тебя Венец?

И Трон,

И этот вот дворец,

Где все они нашли приют,

И здесь едят,

И в волю пьют,

И злато с серебром гребут,

В казне по плечи шерудя.

Ну как им не хранить тебя?

Вокруг заборы возведя,

Чтобы иные чужаки

Не сбили на казне замки.

Они вокруг,

Их узок круг,

Они пришли к тебе не вдруг

И обступив со всех сторон,

В тюрьму твой превратили дом.

Ты – Царь!

Но в окруженьи «слуг»

Ты – раб,

Который слеп и глух,

Который смотрит на других

Глазами не своими – их!

Кто в круг тебя?

Одни «друзья»,

Что заслоняют от тебя

Твою страну

И твой народ,

Всем недовольным

Затыкая рот,

Чтоб охранить свою мошну,

Да не одну…

Пока ты их,

Они – с тобой.

А нет,

Погонят на убой.

Не хуже знаешь ты меня,

Опаснее врагов – друзья!

Враги – врагов не предают,

К врагам спиною не встают,

Рук безоружных не дают,

На брудершафт с врагом не пьют,

И яд в твой кубок не вольют

Твои враги.

Нальют – друзья,

Которым доверять нельзя!

Новый Царь

– Ты предлагаешь их убрать?

  Первый Советник

– Чтобы царю свободным стать,

От прежних пут

И прошлых смут,

Которые, в плечах так жмут

И шагу сделать не дают,

Пока вкруг трона топчутся «друзья»,

В стране не будет Батюшки-Царя!

Хочешь начистоту?

Новый Царь

– Ну?

  Первый Советник

– Твои руки – по локоть запачканы,

Уши – лестью законопачены,

Кисти – в замок зажаты

Дружескими рукопожатиями.

Все вы в одной лодке

Плывете

В колодках.

Но выгрести вместе нельзя,

Когда каждый гребет

Под себя.

Назвать причину?

Причина – опричнина!

Скачка приятелей по урочищам

С псиными мордами,

К поясам притороченными.

С гиканьем, весело,

Во хмелю,

Чтобы ввалиться в любую семью

Гостями незваными

И нежданными.

Чтобы боялся и млад, и стар,

Тех, кого Царь

Вкруг себя собрал.

Новый Царь

– Было такое.

Ходили ватагами,

Пили ушатами,

Ели чанами,

Дам привечали

Злыми речами,

Обид не прощали,

Шалили ночами,

Кровь проливали

Не зная печали…

Славное время!

Злобное племя…

Молодость, сабля, шпоры и стремя!

Вихрем в ворота,

Гуляй — не хочу!

Жизнь – две копейки

И все по плечу…

Слева нога,

Да справа нога

Колотится о ноги

Пса голова,

Сбоку в ножнах сабля бренчит,

Комья грязи из-под копыт!

Стелятся кони,

Гривы – в лицо,

Шапки заломлены…

Хо-ро-шо!…

Первый Советник

– Что было — то было,

Быльем поросло.

То, что посеяли,

То и взошло.

Ватаги кончились,

Остались друзья,

С которыми вместе

Шалил ты зря.

Лихие дела вы вместе творили,

О чем они, боюсь, не забыли…

Новый Царь

– О прошлом они молчат.

  Первый Советник

– Теперь молчат,

Потом – заговорят,

Если ты станешь им мешать

Иль нажитое отбирать!

Не сдержит за зубами языка

Тот, у кого дырявая башка

И потекут слова…

Но можно узелком связать язык,

Пеньковую петлю накинув на кадык,

И потянуть,

Чтоб лишку не болтали,

Молчком на перекладинах болтаясь.

Всегда живые говорят,

Лишь только мертвецы – молчат,

Нам их услышать не дано,

Когда червями и землей забит их рот.

Новый Царь

– Друзей я дружбу оплачу,

Отдав их в руки палачу?

Чтобы решил наш спор

Топор?

  Первый Советник

– Другого нет пути,

Как прежним друзьям – уйти.

В царстве для пущего страха

Необходима плаха

И первым туда взойти –

С кем был ты в начале пути,

Кто начинал с тобою

И знает других поболе.

Пусть застучит топор…

Чтоб сбросить дружбы оковы,

Должны покатиться головы!

Когда расчищают поля

От старой трухи и пней,

Корчуют все до корней!

Если оставить пни,

Плугом по ним не пройти,

По пням невозможно пахать,

Но можно ноги сломать.

Новый Царь

– Жестокий дал ты мне совет!

 

  Первый Советник

– Другого – нет.

Ты не последний

И не первый,

Кто прошлое свое

Приносит в жертву…

Новый Царь

– Что можешь предложить?

  Первый Советник

– Рвы, гильотину,

Длинные ножи…

Как до тебя…

Ночь потемней,

Убийц позлей,

Которые в единый час придут

И всех тихонечко – убьют,

А можно всех друзей на пир созвать

И – яду дать,

Чтоб разом с прошлым оборвать.

Не важен способ,

Важен результат,

Когда тебя друзья освободят

От прошлых клятв…

Когда останешься один,

Себе ты станешь господин.

Не им…

Развяжешь руки,

Новых служек призовешь,

Которых в оборот возьмешь,

Тех, что не знают про тебя,

С кем сможешь ты начать с нуля,

Другие правила введя.

Ты – Царь!

Для подданных ты – полубог,

Что к ним спустился с облаков

В одеждах белых,

Ликом светел

И нимб над головою светит.

И ты идешь,

Легко ступая,

К народу руки простирая,

Всех их любя и им прощая!

И чтобы этот образ

С прошлым увязать,

Его придется нам

Переписать.

Белым

По – белому,

Кровь отмывая,

Строки стирая,

Листы выдирая

Дочиста,

Добела,

До запятой,

Чтобы помарочки –

Ни одной!

Вычистить,

Выгладить,

Грязь убрать,

От корки до корки

Переписать,

Чтоб было приятно

Народу читать!

Красивыми буквами,

Ровными строчками,

Историю жизни,

Где Царство пророчили

Отроку нежному

И прилежному,

Что маму любил,

Почитал отца,

Напоминая собою агнца.

Праведно жил —

Не грубил,

Не грешил,

Близким,

Народу

И Богу служил,

Чем милость Всевышнего заслужил.

За кротость и терпение ему стократ воздалось,

Когда такое царствие досталось!

А кто истории другие знает,

Тех – не станет…

А если их не трогать

И оставить,

Они что начисто написано

Вновь замарают.

Новый Царь

– Не надо больше слов,

Готовьте плахи!

Пусть стану я у смерти

Свахой,

Когда не обойтись мне

Без кровавой свадьбы.

И приведу к «венцу» я тех,

Кто жизнями своими

Мой искупит грех.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *