“Сцены из придворной жизни” – Сцена четвертая

Свободы сам себя

Лишив.

Ты можешь снять с него узду,

Он не покинет борозду,

И будет продолжать пахать,

Когда другие – отдыхать.

И пусть погонщики уйдут,

Продолжит он тягать свой плуг,

Поскольку дрючили его

Как никого.

Царь

– Хорош народ,

Но – не пойдет.

Коль по закону он живет.

Когда народ закон блюдет,

Он и Царя себе такого подберет

И в рамочки железные

Вобьет.

Второй Мудрец

– А наш народ?

Царь

– А наш народ

Как сам живет,

Так и другим пожить дает!

Законы он, не соблюдая,

Всем нарушать их позволяет.

По мелочи воруя сам,

Не требует он «аз воздам».

И от казны укрыв полушку,

Простит купцу, что тот кадушку

Червонным золотом набил

И в тайных погреб опустил.

Чуть-чуть соврав,

Не будет возмущен,

Что врут ему со всех сторон.

Налево крепко загуляв,

Простит другим их легкий нрав.

А Царь так просто молодец,

Что кроет дев, как удалец,

И возмущаться ни к чему,

Хотеть и мочь

Пристало мужику,

В отличие от прочих многих

Наш царь всегда готов,

Как кролик…

Когда бы баб он не хотел,

Он с трона быстро бы слетел.

Такой – народ

Чуть-чуть дурной,

Не шибко дружит с головой,

Но главное,

Что он не злой

И – в доску свой.

Вполне подходит мне

Такой.

Первый Мудрец

– Тогда бери его как есть

И постарайся не известь.

За то, что Бог тебе вручает,

Ты – перед небом отвечаешь.

Когда ты принял царство так легко,

То, значит, это Промысел – Его.

Пусть будет твой народ

Тобой храним,

Или держать ответ ты будешь

Перед Ним.

Царь

– Отцы, спасибо за наказ,

Я больше не задерживаю вас…

(Царь в сторону)

Царь

–  Хотя бы надо задержать,

И водворить,

И поприжать,

Где язычки

Им завязать,

Тройным узлом перетянув,

Чтоб им до смерти уст не разомкнуть,

Дабы подобными речами

Они простолюдинов не смущали.

Но в крепость их теперь тащить

Напрасный труд,

Они и без того

Со дня на день

Помрут.

Но в чем не ошибаются отцы,

Чтоб удержать в руках бразды

Не обойтись здесь без узды.

Пока не взнузданный народ

Как ему хочется живет,

Он повернет

Куда взбредет,

Или под седоком

Взбрыкнет.

И лишь под жесткою уздой

Пойдет назначенной тропой.

И будет – мой!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *